История Иисусовой молитвы

Основы: История Иисусовой молитвы - информация из открытых источников и священных текстов.

Иисусова молитва для мирян

Разъясняют пастыри

Есть мнение, что Иисусову молитву – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», – могут творить только монахи, а мирянам это духовное делание неполезно. Так ли это? Можно ли молиться Иисусовой молитвой мирянам? И как это делать с наибольшей духовной пользой? Что вообще значит для нас Иисусова молитва?

Иисусова молитва может и должна быть всегда с нами

– По мысли святителя Игнатия (Брянчанинова), занятие Иисусовой молитвой есть общехристианское делание. «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17) – эти слова апостола Павла обращены ко всем христианам, без различия, монах ты или мирянин. Святитель Игнатий знал современников христиан из мирян, которые в делании Иисусовой молитвы достигали значительных успехов. Причина очевидна: в его время была живая духовная жизнь многих людей и возможность соприкоснуться с подлинным делателем молитвы Иисусовой, который мог научить сначала правильной, а потом и непрестанной молитве. Понятно, что духовными молитвенными центрами и школами были святые обители. Из них молитвенный опыт выходил и в мир, где его впитывали и совершенствовали лучшие из христиан.

Наше время стало другим, оно внесло в жизнь Церкви значительные особенности и изменения. Главная среди них – разрушенная традиция духовной жизни. Мы, современные христиане, в большинстве своем первопроходцы на пути духовном. Многие делания, главные из которых – жизнь по совету духовника, покаяние в грехах, несение креста, отсечение своей воли и, конечно, молитва – даются нам непросто, и ошибки здесь неизбежны. Но, как говорится, волков бояться – в лес не ходить.

Попробуем дать некоторые советы на тему Иисусовой молитвы не столько из личного опыта, которого почти ни у кого нет, сколько из духовных советов наших славных отцов и старцев.

Ум нужно заключать в слова молитвы, а сердце должно непрестанно пребывать в покаянии и плаче о грехах

  1. «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4: 12). На этих словах основана наша вера в великую благодатную силу имени Иисусова. Этим именем, по слову преподобного Иоанна Лествичника, нужно сокрушать всю силу наших врагов и супостатов. Ощущение и реальность духовной брани, необходимость Божественной помощи в деле спасения должны обращать каждого христианина к Иисусовой молитве.
  2. Упражнение в Иисусовой молитве – это продолжение общего молитвенного труда. «Сначала научись молиться правильно, – учит святитель Игнатий (Брянчанинов), – научившись правильно, молись постоянно». Без молитвы не может быть никакой духовной жизни. Молитва – это всегда труд и принуждение себя. Молитва как дар Божий дается только молящемуся. Со временем состояние скуки и сухости сердца сменится на духовную бодрость и желание молитвы. Благодатная внимательная молитва придет только к тому, кто смиренно и терпеливо совершает свои молитвенные правила, среди которых должна быть и молитва Иисусова.
  3. Полезно определить себе небольшое время для Иисусовой молитвы или количество молитв, для которого используют четки. Можно порекомендовать раз в неделю заменять утреннее и вечернее правила этой молитвой – 15 минут утром и вечером.
  4. Главное в Иисусовой молитве не количество, а качество. Запомним, что ум нужно заключать в слова молитвы, а сердце должно непрестанно пребывать в покаянии и плаче о грехах. Увлечение внешним молитвенным подвигом и особенно погоня за числом прочитанных молитв может привести к опасному состоянию, близкому к прелести. У отцов оно называется мнением.
  5. Некоторые боятся прелести от занятия Иисусовой молитвой. Прелесть – это удел гордых и своевольных людей. «Мы все в прелести», – так думает смиренный человек и обращается к Богу с покаянным молитвенным плачем. Смиренному невозможно пасть и быть прельщенным лукавыми духами.
  6. Замечательным подспорьем в Иисусовой молитве служит акафист Иисусу Сладчайшему. Обязательно его прочитывайте 2–3 раза в неделю.
  7. Для мирян Иисусова молитва всё-таки есть больше вспомогательное, а не основное молитвенное делание. Эта молитва может и должна быть всегда с нами. Ценность этой молитвы в ее краткости; ее можно совершать как устно, если позволяют условия и обстановка, так и умно, прочитывая ее внутри себя. Миряне много времени проводят в транспорте, в дороге, очередях, на прогулках, в трудах по дому. В данных занятиях нельзя терять драгоценного времени, а лучше делать необходимые дела и одновременно творить Иисусову молитву. Здесь самое главное – практика и старание.
  8. И, наверное, самое главное. Это связь Иисусовой молитвы с нашей жизнью. Как мы живем, так и молимся, и как молимся, так и живем. Для делателя молитвы Иисусовой требуется особая жизнь, в правильном понимании строгая. Главными препятствиями в молитве являются рассеянность и житейская суета. Не научиться Иисусовой молитве тому, кто привязан к TV и интернету, кто постоянно слушает музыку и не вылезает из соцсетей, кто любит веселые компании и пустые разговоры. Здесь для многих нужна остановка: слишком сильна привязка к миру и его удовольствиям. Всё это заполняет ум и сердце и не дает человеку правильно и цельно обратиться к Богу в молитве. Будем разумно менять жизнь, изгоняя из нее всё пустое и ненужное для духовного роста и плодотворной молитвы.

Через молитву Иисусову мы со Христом везде

Не научиться Иисусовой молитве тому, кто привязан к TV и интернету, кто не вылезает из соцсетей

– Иисусова молитва дана всем – и монахам, и мирянам. Христианин – это тот, кто всегда со Христом, а этому и служит молитва Иисусова. Посредством молитвы Иисусовой мы со Христом бываем везде – и в метро, и на заснеженных улицах, в магазине и на работе, среди друзей и посреди врагов: молитва Иисусова есть златая связь со Спасителем. Она спасает от отчаяния, не дает нам упасть мыслями в пропасть мирской пустоты, но, как огонек лампады, призывает к духовному бодрствованию и предстоянию перед Господом.

Обыкновенно наш ум занят самыми беспорядочными мыслями, они скачут, сменяют друг друга, не дают нам покоя; в сердце – такие же хаотичные чувства. Если не занять ум и сердце молитвой, то в них будут рождаться мысли и чувства греховные. Молитва Иисусова – это лекарство для души, больной страстями.

В Древнем Патерике приводится такое сравнение. Когда котел подогревается огнем, то на него не сядет ни одна муха со своими бактериями. А когда котел остывает, то по нему бегают разные насекомые. Так и душа, согреваемая молитвой Богу, оказывается недоступной дурному воздействию демонов. Душа искушается, когда остывает, когда огонек молитвы угас. А когда вновь молится, искушения рассеиваются. Это каждый может проверить на собственном опыте: в минуту скорби, когда гнетут проблемы или сердце разрывается от недобрых помыслов, стоит начать молиться Господу, произносить молитву Иисусову – и накал помыслов схлынет.

Читайте так же:  Молитва примирение супругов

Молитва Иисусова крайне нужна именно мирянам. Она спасительна во многих бытовых ситуациях. Если ты чувствуешь, что сейчас взорвешься, выйдешь из себя, если тебе хочется произнести какое-то скверное слово или возникли нечистые пожелания, остановись и начни в уме произносить неспешно молитву Иисусову. Произноси ее со вниманием, благоговением, покаянием, и увидишь, как накал страстей уходит, всё внутри успокаивается, становится на свое место.

Если сказать прямо, то страстный человек – это человек, который не молится. Без молитвы ты никогда не будешь с Богом. А если не будешь с Богом, то что у тебя будет в душе? Молитва Иисусова – это самая доступная, простая по словам, но глубокая по содержанию молитва, которую ты можешь иметь в любом месте и в любое время.

Еще святые отцы называли молитву Иисусову царицей добродетелей, потому что она привлекает все остальные добродетели. Терпение и смирение, воздержание и целомудрие, милосердие и любовь – всё это связано с молитвой Иисусовой. Потому что она приобщает Христу, молящийся перенимает образ Христов, воспринимает от Господа добродетели.

Ни в коем случае нельзя произносить молитву Иисусову ради каких-то душевных восторгов

Есть, конечно, ряд ошибок, которые случаются с молящимися. Ни в коем случае нельзя произносить молитву Иисусову ради каких-то душевных восторгов или что-то представлять в воображении. Молитва Иисусова должна быть без образов, со вниманием к словам, наполнена благоговением и покаянным чувством. Такая молитва дисциплинирует ум и очищает сердце, душе становится легче, потому что уходят посторонние помыслы и хаотичные чувства.

Молитва Иисусова – это спасение для любого христианина, в какой бы ситуации он ни оказался.

Молитва Иисусова – ступеньки лестницы в Царствие Божие

– Об Иисусовой молитве для мирянина сказано очень много и святыми отцами, и современными опытными духовниками: она необходима. Но весь «секрет» ее заключается в том, что никакого секрета нет. И если мы сами себе эти «секреты» не придумываем, то сердечное и внимательное обращение к Господу в простоте и сокрушении, несомненно, будет содействовать нашему доброму прохождению пути христианской жизни. Здесь надо различать «делание умной молитвы» монахом под руководством опытного духовника (это отдельная тема, которой мы не будем сейчас касаться) и повторение молитвы мирянином во всякое время и во всякий час: вслух, если есть такая возможность, или про себя, если человек находится в общественном месте. Простота и сердечность, осознание своей немощи и всецелое предание себя в руки Божии – главное здесь, как и в любой молитве.

Но вот еще о чем, кажется, нужно сказать. Иногда даже эту простую молитву произносить очень сложно, и святитель Игнатий (Брянчанинов), например, определяет в этом случае «малую меру» необходимого, то есть внимание к произносимым словам в посильном приложении к ним своего сердца, пусть даже и с понуждением. Господь видит нашу тугу и борьбу и доброе произволение. Не может быть, чтобы всё время было легко, – это относится как к жизни вообще, так и к молитве. Иногда надо понудить себя, потрудиться, «пробиваясь» к Господу через собственную дебелость и уныние и смуту. И вот это делание уже всецело относится к сфере нашего доброго произволения, потому что никто у нас это стремление к Богу отнять не может, только бы оно (пусть даже и ослабевая в нас по временам) не прекращалось. И молитва Иисусова в этом случае – это те простейшие «узелки» на веревочной лестнице, по которой мы хоть и с трудом, но можем и должны постепенно взбираться горе, в Царствие Божие. А Господь, подавший нам эту «лестницу», разве не поможет, не поддержит, не укрепит? Конечно, поддержит, и наставит, и укрепит, только бы мы совершали свое восхождение с доверием и простотой, «не мечтая о себе ничего», но с усердием и постоянством.

Иисусова молитва египетских монахов

Когда и кем впервые стала практиковаться Иисусова молитва? В каких древних памятниках зафиксированы наставления духовно умудренных подвижников о спасительности Иисусовой молитвы? И что именно говорили они? Были ли у практики призывания имени Христова противники? Этому посвящена работа известного французского богослова, специалиста по истории сирийского и коптского монашества Антуана Гийомона (1915–2000), перевод которой мы предлагаем нашим читателям.

Чтобы отыскать в египетской монашеской литературе подлинные и ясные свидетельства о практике Иисусовой молитвы, мы должны обратиться к более поздним работам, сохранившимся на коптском языке. Одной из главных является «Из добродетелей отца нашего праведного – великого аввы Макария» [6] . Мне хотелось бы проанализировать эти тексты, не удостоившиеся до сих пор должного внимания со стороны историков Иисусовой молитвы.

«Держись Того… Чье имя – сладость на устах всякого, Кто есть сама сладость»

Монаху, который приходил к Макарию исповедовать свои грехи, он давал следующее наставление: «Мужайся, сын мой. Держись Того, Кто не имеет ни возраста, ни происхождения; Кто пребывает вовек и не имеет конца; Кто есть пристанище тех, кто надеется только на Него, Чье имя – сладость на устах всякого, Кто есть сама сладость, совершенная жизнь, Кто владеет сокровищем неизбывной благодати; Господь наш, Иисус Христос; да будет Он твоей силой, твоей помощью, твоим прощением!» [7] . Постоянное призывание имени Иисуса есть вернейшее средство спасения. Об этом говорит и авва Аммон, советующий брату спасаться, усердно повторяя молитву мытаря. Мольба о прощении, крик о помощи здесь явно не выражены, но имя Христа расценивается как единственное, что может принести помощь и милость.

Следует заострить внимание еще на одном моменте: призыв имени Иисуса произносится с каждым выдохом

Призвать «спасительное» имя Иисуса – значит убедиться в присутствии, близости к нам Самого Спасителя, Который исцелит нас от телесных и душевных недугов.

Однажды Макарий пошел проведать некоего старого монаха, который по причине тяжкой болезни не вставал с постели. Этот старец имел склонность постоянно призывать «спасительное и благословенное имя» Иисуса. Макарий справился о его здоровье (или спасении; коптское слово имеет оба значения). Тот бодро ответил: «Я с усердием взыскую этот сладкий хлеб жизни – священное имя Господа нашего Иисуса Христа; и погрузился я в сладкий сон, и увидел явление Царя – Христа в облике назоретянина. Он трижды сказал мне: “Смотри! Это Я, и никто, как Я”. Тогда я проснулся в великом ликовании и забыл о своих страданиях» [9] .

Во всех этих текстах особо подчеркивается «сладость», которую испытывает тот, кто посвящает себя призыванию имени Иисуса Христа.

Читайте так же:  Молитвы Святым от порчи и колдовства

Однажды молодой монах спросил у Макария: «Отче, скажи мне, что такое сладость и что такое горечь?» (ср.: Иак. 3: 11). Макарий, используя красочное сравнение, ответил: «Говорят, что, когда мать опускает малыша на землю, она дает ему в руку что-нибудь сладкое, чтобы он не тащил в рот всякую гадость. Сравни это с грехом и наслаждениями; а сладость – это Господь наш Иисус Христос, Его благословенное имя, драгоценная жемчужина» [10] (ср.: Мф. 13: 45). Вдохновленный фразой из Послания апостола Иакова 3: 1, в другом месте он говорит: «Да не истечет из родника сокровищницы нашего сердца поток горькой воды [то есть дурных помыслов], но непрестанно будет происходить из него сладость, что есть Господь наш Иисус Христос» [11] .

Самым распространенным способом молитвы среди египетских монахов являлось meletê – «размышление»: под этим следует понимать непрестанное чтение Священного Писания sotto voce (вполголоса) и по памяти. Это упражнение давало им возможность исполнять сразу две обязательные заповеди: заниматься физическим трудом и непрестанно молиться: labora manibus tuis et ora Deum incessanter [12] . Иисусова молитва прекрасно подходит для этого способа моления.

Макарий ответил: «Нет помышления выше повторения спасительного и благословенного имени Господа нашего Иисуса Христа»

Однажды один брат попросил Макария объяснить ему следующий стих: «Помышления сердца моего да будут благоугодны пред Тобою» (Пс. 18: 15). Макарий ответил: «Нет помышления выше повторения спасительного и благословенного имени Господа нашего Иисуса Христа, постоянно в своем уме сохраняемого, как сказано: “Как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь” (Ис. 38: 14). Так и раб Божий – крепко держится за спасительное имя Господа нашего Иисуса Христа» [13] .

Почти во всех этих текстах, особенно в конце последнего процитированного отрывка, встречается выражение, на которое мы пока не обращали большого внимания: имя Иисуса есть хлеб, очень сладкая пища. Развивая эту мысль, в следующем тексте приводятся сравнения, которые хорошо описывают вид «размышления», состоящий в призывании имени Иисуса.

Один брат спросил Макария: «Какое самое лучшее занятие для монаха в его аскетической жизни?» Макарий ответил: «Блажен тот, кто непрестанно, с сокрушенным сердцем держится за благословенное имя Господа нашего Иисуса Христа, так как поистине в аскетических упражнениях нет ничего лучше, как эта благословенная пища, если ты вкушаешь ее беспрерывно, как овца пережевывает свою жвачку и ощущает ее сладость до тех пор, пока она не проникнет в ее сердце и, словно елеем, заполнит все ее внутренности. Посмотри, как радуется овца, наполненная сладостью той жвачки, что жует она во рту своем. Да дарует нам Бог подобным образом сладостный елей имени Своего!» [15] .

В другом очень красочном отрывке Макарий использует иное, еще более яркое сравнение: «Я помню, как в детстве, когда я жил в доме отца своего, заметил, что старые женщины и молодые девушки постоянно что-то жуют с тем, чтобы подсластить слюну и отбить дурной запах, исходящий изо рта, и таким образом увлажнить и освежить свои внутренности. Если этот предмет материи может дать столько сладости тем, кто его жует, насколько больше может дать пища жизни, источник спасения, родник живой воды, сладость самого сладостного – Господь наш Иисус Христос, от бесценного и благословенного имени Которого бесы исчезают, как дым, когда слышат его из наших уст. Это благостное имя, если мы непрестанно повторяем его и непрестанно размышляем о нем, просвещает разум, приводит в движение душу и тело, изгоняет все дурные помыслы из бессмертной души и открывает ей небесное и прежде всего Того, Кто выше всех, – Господа нашего Иисуса Христа, Царя царей, Властелина властителей, небесную награду тем, кто всем сердцем ищет Его» [16] .

Эти тексты подтверждают давно установившуюся практику молитвы Иисусовой, но являются ли они подлинными высказываниями Макария Египетского – основателя монашеской жизни в Скитской пустыне? Если так, то они свидетельствуют о том, что Иисусова молитва была известна египетским монахам еще в IV веке.

Сборник «Из добродетелей святого Макария», в котором они сохранились, составлен из текстов разного происхождения. В нем встречаются изречения святого Макария, которые уже имеются в более раннем собрании «Apophtegmata» и поэтому претендуют на подлинность. Некоторые отрывки взяты из известных «Духовных наставлений», дошедших до нас под именем Макария, сирийское происхождение которых, однако, не подлежит сомнению. Тексты, относящиеся к Иисусовой молитве, невозможно отыскать где-то еще. Возможно, они относятся к более поздним текстам этого сборника.

В ходе раскопок в древней пустыне Келлий удалось найти длинное надписание Иисусовой молитвы на стене кельи

Эти литературные свидетельства того, что Иисусова молитва была известна и практиковалась среди египетских монахов в VII–VIII веках, подтвердились несколько лет назад новыми эпиграфическими данными. В апреле 1965 года в ходе раскопок в древней пустыне Келлий между пустынями Скит и Нитрия, хорошо известными по «Apophtegmata Patrum», нам удалось найти длинное надписание Иисусовой молитвы [21] . Эта надпись из 29 строк не датирована, но по археологическим данным и по найденным в соседних комнатах надписям мы смогли установить, что написана она между серединой VII века и серединой VIII века В ней содержится возражение, внушаемое бесами против Иисусовой молитвы: «Если будешь все время вопить: Господи Иисусе! – значит, ты не молишься Отцу и Святому Духу». На это следует ответить, что Сын неотделим от Отца и Святого Духа и тот, кто призывает Христа, молится в то же время Святой и Нераздельной Троице.

Это надписание нашли начертанным на стене комнаты, которая была молельней; в этой же комнате были и другие надписи, также подтверждающие, что монах, живший в этой келье, был пылким приверженцем Иисусовой молитвы: «Иисус Христос, спасительное имя!», «Господи Иисусе, помоги нам!» Этот монах определенно был не единственным в Келлии, кто занимался Иисусовой молитвой. Но то возражение, о котором говорилось выше, показывает, что в Келлии были и противники этой практики, которые утверждали, что это есть не более чем новомодное поклонение. Это противостояние, возможно, объясняет, почему в тех литературных источниках, которые мы проанализировали, рекомендации заниматься Иисусовой молитвой подкрепляются авторитетом великих святых – Макария Великого, его «римских» учеников и Антония Великого.

Молитва Иисусова: необыкновенная сила

Что такое Молитва Иисусова?

Все православные христиане знают текст Иисусовой молитвы. Он имеет разные формы, а сама молитва Иисусова сопровождается многими странными суевериями, о которых мы расскажем ниже в этом материале.

Господи, Иисусе Христе, Сыне и Слове Божий, молитв ради пречистой Твоей Матери, помилуй мя, грешнаго

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя.

Молитва — это общение с Богом. Без молитвы представить себе это общение невозможно. Обращаясь с благодарственными или просительными молитвами, мы также можем славословить Богородицу, святых. «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17), — так сказал нам в Питании апостол Павел. И вот у нас есть молитва Иисусова, в которой мы просим о помиловании у Того, Кто взял на себя наши грехи, понес наши немощи и победил смерть.

Читайте так же:  Молитва на вразумление

Однако, почему-то ошибочно считается, что миряне не могут произносить эту молитву, и она предназначена только для монахов. Так ли это? Нет. Церковь в лице святителя Игнатия (Брянчанинова) решительно отвергает эту позицию. Слова апостола Павла о молитвы были обращены не исключительно к монашествующим, но предназначались и для простых мирян. Молитвенный подвиг начинается с того, что мы начинаем молиться регулярно, постепенно наше сердце отзывается словам молитвы, душа открывается Богу. Поэтому, вы можете обращаться к Господу с молитвой Иисусовой.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Считается, что можно впасть в прелесть, читая эту молитву, но кротость и смирение требуются для любого духовного подвига, а не только для этой молитвы, поэтому не стоит из опасения прелести отказываться от молитвы Иисусовой.

Слова этой молитвы легко запомнить, а, значит, в жизни христианина она важна в те моменты, когда мы острее всего нуждаемся в Божией помощи. И тогда мы можем обратиться со словами «Господи, помилуй» к Тому, Кто действительно может даровать нам помилование.

Не стоит связывать молитву Иисусову с некими несуществующими церковными тайнами и запретами, приписывать ей оккультные свойства и считать, что молитва Иисусова помогает от одного, но не помогает от другого. Не стоит воспринимать всерьез статьи, в которых утверждается, что молитва Иисусова помогает от порчи и сглаза. Отношение к порче у Церкви однозначное — никаких обрядов по снятию порчи христианину проводить не стоит. Мы находимся под защитой Бога, а без Его ведома ни один волос не упадет с нашей головы.

Эта молитва — обращение ко Христу, покаяние и просьба помиловать грешного человека, а, значит, она для каждого христианина. Для духовенства и для мирян. Оптинские старцы говорили о том, что эту молитву могут читать и миряне. В молитве Иисусовой мы провозглашаем нашу веру в Иисуса Христа, как в истинного Бога. В этом и заключается суть христианства.

Когда мы читаем молитву, важно не забывать о том, для чего она предназначена. Молитва — это не заклинание, а общение с Богом, покаяние, мы молимся, чтобы очистить душу от греха. Традиционно молитву Иисусову читают в уединении. Она важна в монашеской жизни, но и мирянам, читающим ее, лучше уединиться, сосредоточить свои помыслы на молитве.

Иные названия Иисусовой молитвы

Молитва Иисусова имеет отношение к аскетическим практикам, таким как исихазм, однако, это считается эзотерическим течением. Согласно этим практикам молитва, произносимая про себя называется «умное делание», «умно-сердечное делание» или «тайная молитва», «трезвение ума» и.т.д. Молитва Иисусова помогает хранить сердце и ум от греховных помыслов.

Важно помнить, что любые аскетические практики, духовные упражнения, это касается и молитвы, лучше обсудить и согласовать со своим духовником, чтобы случайно не впасть в прелесть или не стать заложником еретического течения. Опыт Церкви важно учитывать, решаясь преобразовать свою духовную жизнь. Разумеется, молитва и пост занимают важное место в жизни христианина, но если у человека возникают сомнения, а ужесточение поста или молитвенный подвиг вводят его в искушение (например, все мысли строго постящегося — только о еде), лучше поговорить со священником, испросить благословения. Молитву Иисусову часто воспринимают неправильно и путают понимание молитвы в христианском смысле с йогой и другими восточными практиками, что не имеет никакого отношения к действительности.

Кроме того, исихазм предполагает молчание, в миру это — практически невыполнимое условие. И это — не только физическое, но и духовное молчание, полное освобождение от власти греха своего ума. Если человек только недавно ступил на путь христианства, только начал следовать за Христом, это — тяжелое духовное упражнение.

История становления Иисусовой молитвы

В XVII веке прошел Большой московский Собор, созванный для суда над Патриархом Никоном, реформы которого привели к возникновению старообрядчества, тогда же решился спор о том, как правильно произносить молитву Иисусову — называть в ней Иисуса «Боже наш» или «Сыне Божий». Второй вариант был признан неверным. В современном мире существует канонический текст Иисусовой молитвы. Вариант, который был установлен Большим Московским собором, рассматривается теперь как вариант молитвы мытаря, который звучит как

Суть споров о том, как правильно читать молитву Иисусову в том, что существовали ереси, признающие Иисуса Сыном Божиим, но не Богом, как считал еретик Арий, один из основоположников арианской ереси.

Ступени совершенства молитвы Иисусовой

Преподобный Варсонофий (Плиханков) писал о различных ступенях совершенства молитвы Иисусовой, по которым должен «восходить» христианиню

Он разделял молитву на четыре ступени.

  • Устную — когда человеку, нужно было сосредоточиться, напрячь ум, совершить молитвенный подвиг.
  • Вторая ступень — умно-сердечное делание, когда молитва совершается постоянно, без какого-либо перерыва.
  • Третья ступень — творческая молитва, но до третьей ступени способен дойти не каждый, это удается только людям, которые прошли особый духовный путь, таким как преподобный пустынник Марк Фраческий.
  • Четвертая ступень — высокая молитва, которую смогли достичь ангелы и единицы из числе людей.

Для того, чтобы взойти по ступеням молитвы Иисусовой, как писал преподобный Варсонофий (Плиханков), надо, чтобы в человеке не осталось ничего земного, кроме его телесной оболочки, а душа его жила небесной духовной жизнью.

Роль Иисусовой молитвы в жизни христианина

Во время молитвы Иисусовой человека часто могут одолевать греховные помыслы, ведь именно, чтобы помочь сердцу и разуму очиститься от них, читается эта молитва. Важно не переставать молиться, просить у Господа защиты от этих помыслов. Ведь то, что недоступно и невозможно для человека, доступно Богу.

Мысли, которые рождаются в уме и сердце человека бывают греховными, так как мы уже отравлены грехом, но, если стараться в молитве подчинить ум и сердце Господу, он защитит от этих дурных помыслов. Это важно для духовной жизни человека, возводит к Богу и освобождает от власти смерти, от власти греха.

Читать также о молитве Иисусовой:

Видео молитвы Иисусовой

Дунаев — История Иисусовой молитвы

Алексей Георгиевич Дунаев — Лекция История Иисусовой молитвы

Анонимное догматическое толкование на молитву «Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь»

Часть 2

Выводы из лекции

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов:

Опубликовано вс, 10/01/2016 — 17:19 пользователем esxatos

Опубликовано пт, 22/01/2016 — 09:21 пользователем ElectroVenik

Читайте так же:  Молитва о благословении на дело

Очень грамотный разбор лекции можно прочесть здесь http://santaburge.livejournal.com/249556.html

«И, напоследок, еще одна реплика: где-то АГ говорит, что, поскольку формула молитвы Исусовой имела историю, то она не упала с неба, как некоторые раньше считали. Я совсем не против сокрушить иллюзию людей о падении с неба «готового молитвенного продукта», этот своего рода каргокульт духовный. Но сама антитеза историческое–богоданное, которая волей неволей здесь проскочила, восторгов у меня тоже не вызывает. Взятая как голое изменение история всегда растлевает и размывает, но тогда она не есть и история. Но если история берется как именно история, то длительность и кучерявость истории (напр., того же народа иудейского) говорит за то именно, что она «упала с неба», а не то, что она была чем-то лишь человеческим.
На этом все, пожалуй. Не бессмысленный разговор в Москве был.»

Замечательный рассказ о благодатных действиях Иисусовой молитвы

Предисловие

Многие приучаются читать разные молитвы, и когда ослабевают их силы, и они оставляют молитвенное правило, тогда, при своем малодушии, весьма унывают, недоумевая, как и спастись. Вероятно, они не довольно знают, что таким, да и вообще всем сущим в нищете духовной и печали о грехах, служит еще чудным приобретением духовных благ и великою радостью спасения, так называемая, молитва Иисусова, или непрестанное призывание имени Господа Иисуса Христа. Чтобы показать пример сему и сделать молитвенный подвиг сей доступным большему числу спасаемых, здесь предлагается самый правдивый рассказ о том, как благодатно действовало на сердце одного богомольца усердное воспоминание Иисуса Христа.

Нечто о рассказчике

Вот его собственные слова: жизнь моя с самого рождения — бесприютная на земле; родился я в деревне. Орловской губернии, после отца и матери осталось нас двое: я, да старший брат мой. Ему было десять, а мне только два года; и дедушка взял нас на пропитание; он держал постоялый двор на большой дороге, и был человек зажиточный. Стали мы у него жить: брат мой был резвый и все бегал по деревне, а я около дедушки, — по праздникам ходил с ним в церковь, и дома слушал, как читал он Библию. Брат же, подрастая, испортился, приучился пить вино. Мне еще было семь лет: и однажды лежал с ним на печи, откуда он столкнул меня, и с тех пор левая рука моя повредилась, вся высохла и не стала владеть. Так остался я калекой на всю жизнь.

Остались мы наги и босы, хуже нищих. Кое-как, да и то все в долг, поставили себе хижинку и стали жить бобылями. Жена моя была мастерица ткать, прясть, шить: брала у людей работу, трудилась день и ночь, и меня кормила; а я и лаптей сплесть не мог. Бывало, сидит и шьет она, а я около нея читаю Библию: посмотрю и спрошу ее: о чем же ты плачешь? — и ответит: мне умилительно, как хорошо все сказано. Была у нас и охота к молитве: утром читали акафист Матери Божией, а вечером клали по тысяче поклонов, чтоб не искушаться. Итак, спокойно жили мы два года; а тут жена вдруг занемогла горячкою и, причастившись, в девятый день скончалась. Остался я одинехонек; делать с одной рукой ничего не мог: пришлось хоть но миру ходит, а просить милостыню совестно. К тому же напала на меня такая грусть, что не знал, куда деваться; бывало, приду в избу, увижу хоть платьишко покойницы, так и взвою. Итак, не мог я переносить тоски и жить дома; а потому и продал хижину свою за двадцать рублей; одежду жены раздал по нищим. Дали мне, калеке, и увольнительное свидетельство: взял я Библию и вышел из дома: пойду, думаю, поклонюсь Киевским угодникам Божиим, попрошу их помощи в скорби моей. И с тех пор вот уже странствую тридцать лет.

Можно ли молиться непрестанно?

Думал я, где бы мне поселиться на лето, чтобы ходить к старцу и пользоваться его наставлением; и, к счастью моему, за четыре версты от пустыни в деревне, нанялся я у мужика жить на огороде, в шалаше, караульщиком. Здесь прилежно занялся я сердечною молитвою, и вначале как будто дело и пошло; потом нашла скука, леность, сон, и разные помыслы тучею надвинулись на мою душу — тягость сделалась невыносимая. Со скорбью пришел я к старцу и рассказал, в каком я положении; а он с любовию заговорил: «видно, тебе рано еще искать сердечного входа, чтоб не погрузиться в диавольскую прелесть — гордость и самомнение, и не сказать: богат есмь, и ничтоже требую» ( Отк. 3:17 ). И тотчас из «Добротолюбия» начал читать слово Никифора монаха: «если, и много потрудившись, не возможешь войти умом внутрь сердца, то сделай сие: знаешь, что способность говорить у всякого человека есть в груди его и тогда, когда уста молчат. Вот и принудь себя постоянно внутри взывать: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Когда будешь так делать, не принимая в ум никакой мысли, тогда и сердце отверзется для принятия ума внутрь себя. Это дознано опытом».

С радостью я принял такое наставление и пошел в свое место. Старец дал мне четки и велел совершать стоя, сидя и лежа по три тысячи молитв в день, не спешно произнося: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Умом же всегда представлять Его присутствующим близ себя. — Два дня мне было трудно так упражнять себя в молитве и чуждаться всякой мысли; а потом сделалось легче, и явилось какое-то понуждение творить молитву, которая стала и произноситься удобнее, не как прежде. После, когда объявил я старцу, что привычка мне помогла совершать легко три тысячи молитв в день, он велел удвоить. И вот я целую неделю каждодневно произносил Иисусову молитву по шести тысяч, не обращая внимания ни на какие помыслы, — и что же? так к ней привык, что, если и на короткое время перестану, то чувствую, как будто чего — то не достает. Начну молитву, и опять сердце спокойно; когда встречусь с кем, то и говорить не охотно могу; все бы находился один и творил бы одну молитву. Так я привык к ней и полюбил ее!

Прошло десять дней, и старец сам пришел навестить меня; я ему объяснил свое состояние: а он велел мне удвоить число молитв и чрез каждые две недели приходить к нему на совет. На первый день едва успел я кончить новое правило уже в поздний вечер и почувствовал усталость языка, а в нёбе рта легкую боль. На другой день одеревенел палец у левой руки, которой перебирал четки, и заболела кисть до локтя. Так прошло дней пять, и я рано пробудился, молитва меня разбудила; я чувствовал, что язык мой беспрестанно шевелился, и сдержать его уже нет сил. Стал читать утренние молитвы и с трудом их мог говорить; а когда начал Иисусову молитву, язык и уста сами выговаривали без всякого понуждения. Весь день я провел в духовной радости и с легкостью окончил двенадцать тысяч молитв ранний вечер. Хотелось и еще творить молитву, но не решился нарушить приказание старца. Таким образом и в прочие дни продолжал я призывать имя Иисуса Христа по влечению, с легкостью и сердечною охотою. Потом пошел и подробно объявил все старцу; а он велел творить молитву без счета.

Читайте так же:  Молитва от налоговой проверки

Принявши такое благословение, я все лето проводил в безмолвной Иисусовой молитве, и был очень покоен: помыслы совсем утихли, и я ни о чем не думал, как только о молитве. Ум мой сам собою начал углубляться в сердце, и по временам я ощущал теплоту в нем и чудное утешение. Во сне часто случалось, что сердцем творю молитву: а днем, когда встречался с кем, все без изъятия казались мне так любезны, как будто родные, хотя и не знакомился с ними. Бывало, стоишь в церкви, и длинная монастырская служба кажется коротка, и не была, как прежде, утомительна. А уединенный шалаш мой представлялся великолепным чертогом, и я не знал, как Бога благодарить, что Он послал мне такого старца и чрез него такую милость. Но не долго я пользовался наставлением богомудрого и любезного моего отца; в конце лета он скончался. Со слезами я с ним простился, от души поблагодарил его за учение меня, убогого и нищего, и выпросил на благословение четки, с которыми он молился. Итак, опять остался я один. Наконец, и лето прошло, и из огорода убрали, и мне стало жить негде, и пошел я странствовать, как и прежде: но уж, не с нуждою: молитва Иисусова веселила меня на пути, да и люди все стали для меня добрее, — точно они обновились в любви.

Дня три еще путешествовал, но без скорби; молитва начала опять действовать в сердце. Вдруг вижу, доходит до меня партия арестантов, и между ними двух человек, которые меня ограбили; они шли на краю, и я поклонился им в ноги и убедительно стал просить, чтобы сказали, где мои книги. Сначала они молчали, а потом один и сказал: дашь ли целковый, так скажем, где твои книги? Я побожился, что дам; хотя ради Христа испрошу, а непременно отдам. Они сказали, что книги в обозе везут за этапом. Как же могу а получить их? Попроси капитана, который ведет нас. Я поклонился капитану и рассказал, как было дело; а он говорит: этих воров вчера поймал один ямщик, у которого они хотели отнять тройку, и он их стоптал лошадьми. Пожалуй, я выдам твои книги, только иди на ночлег еще версты четыре. И в тот же день отыскал и выдал мне книги; дал мне еще рубль серебром на проход, и я расплатился с моими, сказать можно, друзьями, которым на прощанье проговорил я так: «кайтесь и молитесь: Господь человеколюбив. Он, ведь, простит вас».

Ах! с какою радостью увидел я мою Библию! с какою любовью раскрыл «Добротолюбие»! Как будто увиделся с родным отцем, воскресшим из мертвых, или встретился как бы с другом, бывшим долго в дальней стороне. Я неоднократно лобызал мои книги и со слезами благодарил Бога, возвратившего мне их. И когда я начинал молиться сердцем, все окружающее меня представлялось мне в восхитительном виде: деревья, травы, птицы, земля, воздух, все как будто говорило, что это существует для человека, — все, все свидетельствовало Божию неизреченную любовь к человеку. И я понял сказанное в «Добротолюбии», что есть ведение словес твари и узнав способ, как всякая тварь воспевает и прославляет Бога.

Проведши месяцев пять в этом уединении, при чтении и молитвенном занятии, я так привык к сердечной молитве, что упражнялся в ней без всякого усилия: чувствовал даже, что она не прерывается у меня и во сне: аз сплю, а сердце мое бдит, не перестает оно воспоминать Бога ни на малейшую секунду. Чтобы я ни делал — пил, ел, ходил, дрова носил, — душа моя непрестанно благодарила Господа, и сердце истаивало от непрерывной радости. Наконец, пришло время рубить лес, начал собираться народ, и я принужден оставить мое безмолвное жилище. Поблагодаривши лесовщика и помолившись в землянке, я поцеловал тот клочек земли, на котором Бог удостоил меня такой великой милости, и, надев сумку с книгами, пошел опять к Иркутску. И продолжал я путь свой в радости и питании сердца непрестанною молитвою. Боже мой! так думал я, какие таинства заключаются и в самом человеке! как будто теперь я раздвоился, точно не один я существую в теле моем, а живут два человека: один — смертный, а другой — бессмертный. И живу я теперь не для себя уже, как было прежде, но живет во мне Христос. Возвеличился Ты, Господи Боже мой, во всех Своих делах, и вся премудростью сотворил еси!

Молитва ко Господу нашему Иисусу Христу

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Владыко Господи Иисусе Христе Боже мой, Иже неизреченнаго ради Твоего человеколюбия, на конец веков в плоть оболкийся от Приснодевы Марии, славлю о мне Твое спасительное промышление раб Твой, Владыко: песнословлю Тя, яко Тебе ради Отца познах: благословляю Тя, Егоже ради и Дух Святый в мир прииде: покланяюся Твоей по плоти Пречистей Матери, таковей страшней тайне послужившей: восхваляю Твоя ангельская ликостояния, яко воспеватели и служители Твоего величествия; ублажаю предтечу Иоанна, Тебе крестившаго, Господи: почитаю и провозвестившыя Тя пророки, прославляю апостолы Твоя святыя: торжествую же и мученики, священники же Твоя славлю: поклоняюся преподобным Твоим, и вся Твоя праведники пестунствую. Таковаго и толикаго многаго и неизреченнаго лика божественнаго в молитву привожду Тебе всещедрому Богу раб Твой, и сего ради прошу моим согрешением прощения, еже даруй ми всех Твоих ради святых, изряднее же святых Твоих щедрот, яко благословен еси во веки, аминь.

История Иисусовой молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here