Молитва Иисусова на афоне

Основы: Молитва Иисусова на афоне - информация из открытых источников и священных текстов.

Как творить Иисусову молитву — советы афонских святых и старцев

По учению святых отцов Церкви, самая емкая и действенная форма молитвы – Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Монахи всю свою жизнь учатся правильному творению Иисусовой молитвы. Мы собрали поучения афонских святых и старцев, которые разъясняют, как правильно читать Иисусову молитву.

По слову святого апостола Павла, христиане должны непрестанно молиться Господу: «За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес 5:18). По учению святых отцов Церкви, самая емкая и действенная форма молитвы – Иисусова молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Но недостаточно просто повторять слова молитвы, необходимо соединить в обращении к Христу ум и сердце. Монахи всю свою жизнь учатся правильному творению Иисусовой молитвы.

Мы собрали поучения афонских святых и старцев, которые разъясняют, как правильно читать Иисусову молитву.

Преподобный Паисий Святогорец

«Лучше говорить ее (молитву) полностью: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», потому что в молитве содержится весь догмат веры. Если тебе трудно произносить ее полностью, тогда говори: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

«Одно дело молитва Божией Матери и святым, другое — молитва Иисусова, это разные вещи. Молитва Иисусова имеет иной смысл: молитвой человек соединяется со Христом, ум соединяется с Богом. Но ум должен пребывать в молитве — вот в чем секрет. Когда мы прочитываем много четок тому или иному святому, это тоже хорошо, но бесполезно для непрестанной молитвы. Привыкай больше творить молитву, чтобы ум многократно обращался на «Господи Иисусе Христе», и так ты естественным образом будешь пребывать в непрестанной молитве».

Преподобный Порфирий Кавсокаливит

«Когда Христос входит в сердце, жизнь меняется. Христос — это все. В ком живет Христос, тот переживает такое, что нельзя выразить: святые и сокровенные вещи. Такой человек переживает великую радость. Поверьте мне! Это правда! Это переживали подвижники на Святой Горе. Они непрестанно с жаждой шепчут молитву: Господи Иисусе Христе…»

«Будем обращаться к Богу как смиренные рабы, умоляющим и просящим голосом. Тогда наша молитва будет угодна Богу. Давайте будем с благоговением стоять перед Распятым и говорить: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Этим все сказано».

«Сердце — это радиоприемник, а страсти — помехи в эфире… Чтобы Христос явил нам Себя внутри нас, когда мы призываем Его в молитве «Господи Иисусе Христе», сердце наше должно быть чистым, должно быть свободным от какой — либо помехи, свободным от ненависти, от эгоизма, от злобы. Нужно, чтобы мы любили Его, а Он — нас».

Преподобный Никодим Святогорец

«Число, сколько раз повторять, в каком случае, сию молитву, сам себе определи или с совета духовного отца твоего. Только сначала много не назначай, а потом, по мере услаждения сею молитвою, прибавляй понемногу. Если когда придет желание повторить положенное число, не отказывай себе в этом, не поставляя себе сие в постоянное правило, а только в этом случае. И сколько бы ни потребовало сердце таких повторений, не отказывай».

Схиархимандрит Кирик Афонский

«При сей молитве (как и при всякой) надо иметь цель или намерение, с каким произносишь сию молитву, ибо Бог смотрит на цель, на намерение, а без сего Он молитве вашей не внемлет, не принимает ее. Итак, как раньше нами было сказано, молитву сию надо произносить с предварительной мыслью о той страсти или беспорядочных помыслах, которые в момент молитвы или чаще всего беспокоят».

«Молитву Иисусову надо творить не с тем, чтобы приобрести дар молитвы, а с тем, чтобы побеждать страсти по воле Божией, с преданностью Создателю своему, как Его создание, выражая Ему свою немощь и прося у Него благодатной помощи, которая узнается по вздоху смиренному».

«Молитву Иисусову должно творить при сознании присутствия Божия, убеждении, что не ты Бога зришь, а Бог тебя видит и знает все, что есть внутри тебя».

Что такое Молитва Иисусова?

Все православные христиане знают текст Иисусовой молитвы. Он имеет разные формы, а сама молитва Иисусова сопровождается многими странными суевериями, о которых рассказывается в нижнем материале.

Господи, Иисусе Христе, Сыне и Слове Божий, молитв ради пречистой Твоей Матери, помилуй мя, грешнаго

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго.

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя.

Молитва – это общение с Богом. Без молитвы представить себе это общение невозможно. Обращаясь с благодарственными или просительными молитвами, мы также можем славословить Богородицу, святых. «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17), – так сказал нам в Питании апостол Павел. И вот у нас есть молитва Иисусова, в которой мы просим о помиловании у Того, Кто взял на себя наши грехи, понес наши немощи и победил смерть.

Однако, почему-то ошибочно считается, что миряне не могут произносить эту молитву, и она предназначена только для монахов. Так ли это? Нет. Церковь в лице святителя Игнатия (Брянчанинова) решительно отвергает эту позицию. Слова апостола Павла о молитвы были обращены не исключительно к монашествующим, но предназначались и для простых мирян. Молитвенный подвиг начинается с того, что мы начинаем молиться регулярно, постепенно наше сердце отзывается словам молитвы, душа открывается Богу. Поэтому, вы можете обращаться к Господу с молитвой Иисусовой.

Считается, что можно впасть в прелесть, читая эту молитву, но кротость и смирение требуются для любого духовного подвига, а не только для этой молитвы, поэтому не стоит из опасения прелести отказываться от молитвы Иисусовой.

Читайте так же:  Значение молитвы верую

Слова этой молитвы легко запомнить, а, значит, в жизни христианина она важна в те моменты, когда мы острее всего нуждаемся в Божией помощи. И тогда мы можем обратиться со словами “Господи, помилуй” к Тому, Кто действительно может даровать нам помилование.

Не стоит связывать молитву Иисусову с некими несуществующими церковными тайнами и запретами, приписывать ей оккультные свойства и считать, что молитва Иисусова помогает от одного, но не помогает от другого. Не стоит воспринимать всерьез статьи, в которых утверждается, что молитва Иисусова помогает от порчи и сглаза. Отношение к порче у Церкви однозначное – никаких обрядов по снятию порчи христианину проводить не стоит. Мы находимся под защитой Бога, а без Его ведома ни один волос не упадет с нашей головы.

Эта молитва – обращение ко Христу, покаяние и просьба помиловать грешного человека, а, значит, она для каждого христианина. Для духовенства и для мирян. Оптинские старцы говорили о том, что эту молитву могут читать и миряне. В молитве Иисусовой мы провозглашаем нашу веру в Иисуса Христа, как в истинного Бога. В этом и заключается суть христианства.

Когда мы читаем молитву, важно не забывать о том, для чего она предназначена. Молитва – это не заклинание, а общение с Богом, покаяние, мы молимся, чтобы очистить душу от греха. Традиционно молитву Иисусову читают в уединении. Она важна в монашеской жизни, но и мирянам, читающим ее, лучше уединиться, сосредоточить свои помыслы на молитве.

Лики Афона

Часть 2. Отцы Стефан серб, Мельхиседек румын и Никодим русский

Отец Стефан

Это серб отец Стефан, который тоже жил на Карулях. Отец Стефан провел там около сорока лет в келье, где во время Второй мировой войны жил старец Софроний (Сахаров). И где, скорее всего, он начал писать книгу о старце Силуане. Там позади есть пещера. В этой пещере Стефан устроил маленькое искусственное озеро, и зимой собирал дождевую воду, а летом поливал ей свои цветы. У него был прямо-таки райский сад!

Отец Стефан

Мне кажется, он юродствовал (хотя некоторые говорят, что был в прелести). Во время войны отец Стефан находился в Жиче, и владыка Николай (Велимирович) рукоположил его в диакона. Однажды в самом конце войны коммунисты хотели его расстрелять, он прыгнул в овраг и убежал от них. За такие «заслуги», за связи с владыкой Николаем его уважал сербский престолонаследник, между ними существовала переписка (я видел его письма к отцу Стефану).

Отец Стефан был человеком чудовищной физической силы! Он мог затаскивать по извилистой тропинке к себе с моря брёвна по сто пятьдесят килограмм каждое. Он служил литургию ежедневно и, как правило, один (что, как вы знаете, по канонам не положено, его осуждали за это). Вынимая частицы на проскомидии, он поминал людей. Я приносил ему имена, и потом через год или два он меня переспрашивал: «А как тот, а как этот?» Я уже забыл, кого я ему написал, а он все молился о них. Тысячу имён поминал ежедневно! И мне говорил: «Божественная литургия – это такое великое дело! Если бы я знал, что последняя литургия на земле будет отслужена в Южной Америке тогда-то, я бы сейчас же отправился туда пешком, чтобы присутствовать на ней. Потому что литургия – это всё. Она держит мир».

Он сетовал на то, что наш мир пал, и даже на Афоне не стало благодати: «Ночью встал, читаю правило перед литургией. А там, за хребтом, луна – приблизительно как сейчас. Вижу, благодать поднялась, – и руками показывает, – и ушла. Лишь немножко ее здесь, на Карулях, осталось». Однажды ему в маленьком храме святого Саввы Сербского (который он сам соорудил) явился святой Савва, похвалил его и говорит: «Стефан, мы ждём тебя. Ты придешь к нам раньше, чем ты думаешь». Стефан вспоминал: «Мне так хорошо было. А потом проснулся и стал размышлять: «Что значит: раньше, чем я думал? Я рассчитывал, что буду жить ещё тридцать лет. А что значит раньше? Пятнадцать? Ну, это так много, так много! Целых пятнадцать лет ещё жить!»

Отец Стефан кормит птиц. Фото: о. Вениамин (Гомартели)

Он кормил синичек и разных маленьких птичек. Позовет: «Ци-ци! Ци-ци!», – и они слетались, садились к нему на руку. Это очень соблазняло его дымчатого кота, который тогда делал: «У-у! У-у!» Но всё равно на птичек ни разу не посягнул! Я наблюдал такие сцены много раз, сидя тихонечко в сторонке.

Отец Нестор

Это отец Нестор, бывший охотник. На Афоне он ходил по лесам и собирал лечебные травы. Он жил высоко, в заброшенной келье над Керасья, где сейчас обитает русский монах из Сибири, тоже бывший охотник. Видимо, такое «охотничье место». Зимой там довольно долго держится снег. У Нестора всегда имелся запас лечебных трав, и вот от его «охотника» осталось то, что он своими травами охотно делился.

О молитве на Афоне

Иеромонахов на Афоне не так уж много. Даже если два или три человека живут вместе, у них часто нет своего иеромонаха. Как же служить? По книгам беспоповским чином. Очень многое читают наизусть, особенно неграмотные. Как-то с моим другом Мелхиседеком мы пошли погулять и нашли возле Крио Неро, чуть выше Палеокастрицы, над оврагом языческий жертвенник. А за ним пропасть – метров двести. И вот мы там сидели и глядели вниз на море. Вдруг от Керасья идут по тропинке в сторону Кавсокаливии монахи с гружеными лошадьми и читают вечерню. Вечерню прочли, принялись за повечерие. Всё наизусть. И так удалились крутой тропинке вниз.

Читайте так же:  Молитва Николаю Чудотворцу о возвращении любимого мужчины в мою жизнь
Карульский аскет. Фото: Александр Осокин / Православие.Ru

Сейчас на Карулях много и сербов, и русских, и греков, которые по чёткам читают – это последователи старца Иосифа Пещерника. Их становится больше и больше, а ещё в начале двадцатого века их было мало. Всё индивидуально. Некоторые следуют правилам, что, мол, вечерняя служба – столько-то чёток, повечерие – столько-то. Но старый монах Климент в Святой Анне, например, говорит, что это плохо. Потому что когда ты считаешь молитвы, то стараешься произносить их быстро, чтобы скорее исполнить правило. А тогда смысл теряется.

Когда я был послушником, то однажды его встретил на тропинке, и он меня спросил, сколько мы читаем молитв, я ответил. Он говорит: «О! Это слишком много. Лучше тебе молиться не по чёткам (в смысле количества), а по часам. И всё равно, сколько молитв ты успеешь прочесть, главное, чтобы ты молился искренне. А то представь себе охотника, который взял ружьё и стал стрелять – «бум! бум! бум! бум!» – ну и что? Так ничего у него не получится. Надо тщательно прицелиться, а уже потом нажимать на курок».

У меня есть знакомые, которые читают молитву по ночам по четыре часа подряд. Если устаёшь, то просишь словами, идущими из самого сердца: «Господи, ты видишь какой я? Я хочу стать лучше, но не получается. Помоги мне научиться любить». И после нескольких минут такой молитвы продолжаешь творить Иисусову молитву. Именно такое настроение самое важное, а не спорить о несущественных вещах: кто-то читает двадцать тысяч Иисусовых молитв в день, а кто-то замедляет дыхание настолько, что едва успевает прочесть двести-триста. Но если так медленно дышать, это само по себе большой труд, и опять ускользает смысл. Меня учили замедлять дыхание, но так, чтобы я не затруднял сам процесс дыхания и не отвлекался на это, но лучше время от времени задумывался: «А зачем я это делаю? Что хочу постичь?» И тогда внимание сосредотачивается на том, что я хочу изменить себя, стать лучше, преобразиться, научиться любить окружающих. А если этого не происходит, то к чему моя молитва? Для гордыни? Чтобы сказать, что читаю по двадцать пять тысяч молитв в день?!

Отец Арсений

Здесь келья отца Арсения. Над самым морем. К ней ведут две тропинки – обе труднопроходимые, больше на руках, чем ногами идёшь. А отцу Арсению уже за семьдесят! Он занимается рукоделием – делает обложки для книг (от русских, живших в девятнадцатом веке в этой келье, осталось специальное оборудование, прессы разные). На твёрдых обложках он искусно ставит печати в виде креста.

Никодим и Иона Русские

А это русский Никодим. Один из последних дореволюционных русских монахов, которые жили на Карулях. Он умер в 1984 году. Перед смертью, уже больной, он большей частью лежал, но принимал гостей. Как-то он нам сказал: «Вот видите, я лежу перед вами такой немощной. Когда-то я был крепким человеком, всё мог, много читал, много знал. А сейчас ничего не знаю, Господь всё взял, все слова, кроме одной маленькой молитовки: “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя”. Только её и помню».

Отец Никодим

Есть интересная брошюрка-свидетельство о том, как в 1930–1940-е годы на Афоне в русской среде проходила Иисусова молитва, как подвизались в Иисусовой молитве отец Никодим и его старец, какие испытывали искушения.

К отцу Никодиму приходил бывший псково-печёрский монах Иона. Два-три раза я видел его на престольных праздниках в разных монастырях. Особенно запомнилось, как в Ивероне после литургии все шли с иконой на место её обретения. Это в трёхста-четырёхста метрах от обители, на берегу моря. Люди несли икону, сменяя друг друга. А отец Иона умудрялся держать ее всё время. Он мог кому-то уступить место, но через несколько секунд снова нёс образ сам.

Однажды я шёл от Старого Руссика в сторону Пантелеимонова монастыря, гляжу, – влево уходиттропинка. Мне стало любопытно, я повернул. Через километр увидел келью, ульи и монаха, который в маске занимался пчёлами. Когда он поднял маску, я понял, что это отец Иона. Он обрадовался: «Как хорошо, что ты пришёл». Я стал извиняться: «Простите, наверное, вам здесь привычнее быть одному» А он: «Да нет, заходят люди. Вот, год тому назад полицейский приходил. Грибы тут искал, что ли. И зашёл». Отец Иона оставил меня переночевать в келье: «Вдвоём лучше. Можем акафист почитать антифонно». Утром предложил: «Подожди, пообедаем, а потом пойдёшь дальше». Он сварил в кастрюле чечевицу и почему-то замялся. Ходит туда-сюда в смущении. Потом говорит мне: «Знаешь, у меня тарелок нет. Но мы, когда жили в деревне, ели все из одной кастрюли. Если ты можешь, будем кушать так. А если нет, то сперва ты поешь, а потом я». Для меня не было никаких проблем: там, где я жил, в Каракальском монастыре, из тарелок собирали всю оставшуюся пищу и потом подавали вновь. Мы привыкли и не гнушались друг друга. Услышав это, отец Иона обрадовался, поставил на стол кастрюлю, и мы поели.

Видео (кликните для воспроизведения).

Румын Мелхиседек

После этого случая на следующий день я ушел из его домика, спустился на шестьсот метров ниже, в пещеру, потому что понял: он – настоящий отшельник и просто безропотно жертвует ради меня своим уединением. Как-то он говорил мне, что «большинство монахов не выдерживают полного одиночества, и сами спустя какое-то время желают посетителей. Но это значит, что-то неладно: раз ты чувствуешь дискомфорт от того, что одинок, ты не отшельник».

Работать, чтобы заработать на пищу, достаточно на Афоне две-три недели в год. Мелхиседек вязал чётки, крестики, и свое рукоделие продавал монастырским или церковным лавкам. Выходил раз-два в год. Закупал на вырученные деньги муку, оливковое масло, чечевицу, фасоль, – и эти продукты привозил к себе, закрывался наглухо и жил в один. Если он зарабатывал чуть больше, чем требовалось на пропитание, он покупал святоотеческие и богословские книги. Так что вот: отшельник – это монах, который освободил себя для настоящего в жизни.

Читайте так же:  Сильная защитительная молитва

С Павле Раком беседовала Александра Никифорова
Фотографии – из альбома «Χαρίτων μοναχός, Ματιές στον Αθω. Ι.Μονή Βατοπεδίου, 1997» и из открытых интернет-источников

Остров молитвы.
Беседа с игуменом Виталием (Гришиным), прожившим на Афоне более 20 лет

Настоятель чебоксарского храма в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» игумен Виталий (Гришин) хорошо известен верующим своего города – и не только. Опытный духовник, мудрый пастырь, он более двадцати лет прожил на Святой Горе Афон, этот «остров молитвы» стал частью его души. Ежегодное посещение острова стало душевной потребностью батюшки… О том, как стал монахом, о прошлом и сегодняшнем дне Афона, о его подвижниках, старцах – рассказывает он читателям нашей газеты.

Благословение служить на Афоне

– Милостью Божией родился я на Дальнем Востоке, в городе Свободный (бывшем Алексеевске) Амурской области, – говорит игумен Виталий (Гришин). – Когда-то Царь Николай проезжал здесь с сыном Царевичем Алексеем, в честь этого события и был назван город и построен храм во имя Святителя Николая, Мирликийского Чудотворца, где я принял крещение, там же начиналась моя духовная жизнь.

– Кто благословил вас поехать на Афон?

– Архимандрит Иннокентий, приехавший из Москвы, сообщил, что Патриарх набирает иноков для поездки на Святую Гору для поддержки Русского Свято-Пантелеимонова монастыря. Я написал прошение о желании поехать на Афон и отдал отцу Иннокентию, а он отвез Патриарху. Обо всем этом я рассказал Владыке Варнаве. Перед поездкой на Афон он меня постриг и рукоположил в иеромонахи, помнится, это было на Николу Зимнего в 1977 году, а 21 мая я уже служил в Покровском соборе Свято-Пантелеимоновского монастыря на Афоне. Среди нас было два диакона, один монах и два иеромонаха. Промыслом Божиим нас оказалось пять человек. Наверное, хотелось и другим поехать, но визу дали только для нас пяти. Вместе со мной на Святую Гору поехали отец Николай (Генералов) из Рязани, отец Силуан и отец Никон из Молдавии, они до сих пор живут на Афоне. И отец Силуан из Чебоксар, который уже отошел ко Господу. Мы с ним вместе постригались у Владыки Варнавы.

– Легко ли сегодня обычному мирянину попасть на Афон?

– Чтобы на Афон попасть, надо усиленно молиться Божией Матери, ведь Она является Игуменией Афонской Горы. С Ее помощью можно попасть на Афон. Доступ туда открыт.

Афонские старцы

– Святые отцы говорили: схимник – молитвенник за весь мир. Вам на Афоне встречались духоносные старцы?

– Старцы, конечно, всегда были: те, которые вели уединенный образ жизни, о них мало кто знал, и известные старцы – Силуан, Паисий и другие. Монахи пользовались духовными наставлениями, советами этих старцев. Рассказывают, что старец Силуан был совершенным послушником, каждый духовник для него был добрым наставником, ибо послушание – необходимое условие для научения духовной жизни. Он говорил только о любви Божией. «Дух Святой есть любовь, который дает душе силы любить и врагов. Кто не любит врагов, тот не знает Бога», – говорил он. Старец Паисий тоже обладал многими дарами, в особенности даром рассуждения.

Год прожив в монастыре, помнится, я обратился к нему, было много разных вопросов, но один надо было решить срочно. У меня был друг, и он меня старался склонить к тому, чтобы мы жили в отдельной келье вне монастыря и проводили более строгую духовную жизнь. Старец Паисий, зная наш монастырь, нужду в монахах, меня отговорил, сказав, что я еще молодой и мне придется послужить монастырю, что будут трудности, но монастырю я буду нужнее. Я остался в монастыре, и действительно через некоторое время меня поставили духовником, потом экономом, был казначеем, проводил службы – в общем, пришлось потрудиться на многих послушаниях. Я не раз вспоминал слова, сказанные отцом Паисием, что мне много придется потрудиться для монастыря, и был рад, что послушался его совета… Отец Паисий старался всех утешить, наставить, подкрепить, чтобы мы в терпении, смирении и молитве творили свое спасение.

И сегодня на Афоне, слава Богу, есть много подвижников, которые, не являя себя миру, тайно от людей устремляются молитвой к Богу. Поэтому надо благодарить Господа, что есть еще старцы – сильные молитвенники за весь мир. Эти подвижники живут по-разному, кто-то в пустыне подвизается, а кто-то живет в общежительных монастырях, скрывая свои дары, слезы. Молятся, чтобы явиться молящимися перед Господом, но не перед людьми. Господь слышит их и по их молитвам продлевает наш мир, прощает всем грехи… Старцы неспроста говорили, что пока будет молитва – будет держаться мир.

– В каком храме находятся мощи старца Силуана? От них происходят исцеления?

– Его мощи лежат в Покровском храме; говорят, они мироточат. Насчет исцелений надо узнать в монастырских записях, в которых фиксируется информация обо всех происходящих событиях. Был один случай, когда мощи старца еще не были открыты, диакон монастыря отец Давид сильно отравился и вовремя не обратился к врачу, ночью ему стало плохо, он стал бредить, возможно, мог и умереть. Вдруг как наяву он видит отца Силуана и говорит ему: «Отче, я, наверное, умру», – на что старец Силуан сказал: «Не умрешь, ты еще нужен монастырю», – взял его за плечо, перевернул, и из него все вытекло.

Читайте так же:  Молитва перед уразой

«Плод духовный рождается в долготерпении»

– Архимандрит Софроний (Сахаров), который написал замечательную книгу о старце Силуане, сказал, что хотящие жить благочестиво гонимы будут, даже внутри Церкви, так как есть и всегда будут люди, которые не только отвергают духовное совершенство, но и борются против него…

– Это говорит о том, что еще есть такие люди, которые не понимают духовной жизни до конца, им кажется это странным, и они не могут воспринять это душой и претерпевают искушения. Бог попускает искушения, чтобы проверить их добродетель, любое доброе дело не бывает без искушения… Старцы, гонимые за правду, понимали, что это козни бесовские, что это Господь попускает им всяческие испытания для их совершенствования, и они молились за людей, не понимающих их подвигов. В результате Господь укреплял их в вере, любви, ибо плод духовный рождается в долготерпении. Любовь не мыслит зла. Искушающие их братья сами еще младенцы. И это надо воспринимать как естественное явление, то есть с терпением, смирением, за все благодарить Бога… Всем тем, которые претерпели со смирением, Господь дает духовные дары – рассуждения, прозорливости, которыми они потом служат людям, спасая души.

– Возможно ли в нашей суетной мирской жизни приобрести глубокий плач покаяния – духовный дар, очищающий нас от страстей?

– Плач покаяния о своих грехах постепенно возрастает в меру того, насколько мы очищаем свое сердце посредством молитвы, добродетели, посредством несения креста, который каждому дается от Господа. Если мы знаем, что Господь пребывает с нами и без воли Его и волос с головы не упадет, значит, обстоятельства, случающиеся с нами, следует принимать как Божие попущение для нашего вразумления и исправления, а также для приобретения терпения, смирения и любви… Как можно исполнять ту или иную заповедь, если не будет того обстоятельства, где эта заповедь должна применяться, например, заповедь о любви к ближнему? О тех, кто нас огорчает, смущает, обижает – надо молиться, а не отвечать злобою на злобу. Здесь идет закалка добродетели любви к врагам, надо стараться сеять мир вокруг, ибо «блаженны миротворцы» – сказано в Евангелии. В результате всего мы увидим свои немощи, грехи, у кого-то появится плач о своих грехах, то есть начнется искоренение грехов.

– Конечной целью монашества является уподобление Христу. А для мирян эта цель хотя бы в какой-то степени достижима?

– Господь в Евангелии ставит эту цель не только для монахов, но для всех. Нам даны Заповеди Божии, следуя которым, мы усовершенствуемся. Просто монахи живут в особых условиях, им сподручнее стяжать благодать Святаго Духа. Этому способствует монастырский устав и Иисусова молитва. А мирянам надо жить по Заповедям Божиим. Преподобный Серафим Саровский учил, что мирянам утром надо творить Иисусову молитву, а после обеда читать молитву «Богородице Дево, радуйся…». Надо трудиться и молиться, это всем доступно. Через молитву Господь дает нам возможность очищаться от грехов, видеть свои немощи, таким образом мы постепенно будем совершенствоваться и приближаться к Господу.

– В чем, на ваш взгляд, заключается труд духовника, насколько он способствует внутреннему возрождению Православного Христианина?

– Труд духовника, конечно, очень тяжелый, его сам на себя никто не берет, на это надо иметь благословение Владыки. Господь через священноначалие благословляет и помогает в этой работе. Духовник – это врач, раскрывающий духовные язвы, он должен уметь правильно выписывать лекарства, которые помогут исцелиться от немощей, он должен больного принять с открытым сердцем, излить на духовное чадо елей милосердия и любви, просить у Бога помощи, чтобы Господь через молитвы о скором выздоровлении души укрепил болящего своей благодатью. У духовника крест очень тяжелый, ибо приходится немощи болящих брать на себя – соболезновать, выслушивать, сопереживать, сострадать и с Божией помощью врачевать раны болящего. Только Господь Своей милостью и благодатью может помочь нам в несении этого непростого креста.

«Душа моя рвется на Святую Гору»

– Что для вас значит Святая Гора Афон?

– Афон для меня – это колыбель, с которой я, можно сказать, начинал монашескую жизнь в монастыре, так как монашеский подвиг в миру – это совсем другое дело. На Афоне другая обстановка, правила, порядки, свой устав. Прожив много лет на Святой Горе, я с ней уже свыкся, и мое человеческое желание – всегда пребывать на Афоне и там окончить свой земной путь… Но какова воля Божия – не ведаю. Господь Сам рассудит и определит… Я несу послушание. Если будет благословение вернуться туда – я с радостью поеду и проведу там остаток дней, сколько мне Господь отпустит для труда и молитвы. Да будет святая воля Господа для нас, грешных, чтобы не мы творили свою волю, – хотя как олень рвался на источники водные, так душа моя рвется на Святую Гору Афон…

Иеросхимонах Серафим Карульский. О молитве Иисусовой

Молитва эта имеет многие степени, от начальной до нескончаемого совершенства. Нужно обратить внимание на то, что усвоение ее душой находится в связи с вхождением внутрь себя вниманием, устремляясь к сердцу. Два центра у нас: ум со вниманием (размышлением, рассуждением, памятью, представлением предметов. ) — в голове.

И самосознание себя с духовным ощущением, переживаниями различными — в сердце.

Так человек «рассечен» грехом, что то, что было у него соединено в одно (в одну общую жизнь), то грех разделил надвое, и стал человек раздвоенный сам в себе. Как потерял самого себя, оказался в падении в болезненном, ненормальном состоянии в своей внутренней жизни.

В восстановлении же от падения эти два центра внутревнней жизни соединяются в одно: «Ум, внегда с душею соединится, неизреченныя радости исполняется», — говорит преп. Никифор («Добротолюбие», Т. V, 1966 г.,стр. 179).

Читайте так же:  Когда читаешь молитвы и зеваешь что это значит

Молитва Иисусова, восстанавливающая от падения и очищающая, «далече разстоящее» — ум и сердце воссоединяет опять в одно. И на всех ступенях этой молитвы Иисусовой, с самого начала совершается это соединение, доходя до совершенства, когда и молитва достигает высших степеней, — нужно это знать и к этому вхождению в себя стремиться при каждой молитве, т. е., произнося молитву в уме или устами, привлекать в то же время свое внимание к сердцу.

Хотя вначале, не зная точно, где сердце («сердечное место»), достаточно знать, что оно там, где бьется, т. е. приблизительно, и туда и привлекать внимание, главное, чтобы внимание не было в других местах, или, как бывает при рассеянии ума — неизвестно где.

«Безтелесное в телесном доме заграждати», — как говорит преподобный Иоанн Лествичник (27, 6). Внимание наше неудержанно везде может пребывать, устремляться по разным направлениям, напр., можем вспоминать какие-либо случаи, и обстановку их, недавно или давно бывшие, и тогда внимание пребывает в этих воспоминаниях, можем мысленно побывать в далеких странах, можем и в звездные пространства вселенной вознестись, рассматривая мысленно небесные тела, можем, и к себе вернувшись мгновенно, внимать какой-либо части своего тела и переводить внимание свое из одной части тела в другую, — так может «скитаться» наше внимание, имея это в виду, нужно учиться наблюдать за ним — где оно? куда пошло? И это для того, чтобы вернуть его к сердцу, где его место во время молитвы, которой хотим заниматься — чтобы преуспевать в молитве.

Да и вообще такое скитание ума — болезненное есть явление, чего не было изначала. Во время молитвы нужно низводить внимание свое к сердцу, чтобы, там пребывая вниманием, произносить молитву. Сердце — законное убежище для ума, там должно ему укрываться, и пребывать, и жить, чтобы избегать влияния внешнего мира — «несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем и к миродержителем тмы века сего» (Еф. 6, 12).

Аще убо тьма есть настоящий век, бежим от него, бежим помышляюще, яко ничтоже обще есть нас со врагом Божиим («Не любите мира. все, еже в мире, похоть. есть — несть от Отца» (1 Ин. 2, 15–16), но, подражая Отцам нашим, сущее в сердцах наших сокровище взыщем. Несть бо мощно с Богом примирения, аще не первее к себе возвратимся (преподобный Никифор): с Богом примирения и приближения к Нему — молитва ищет, и есть она возношение ума и сердца к Богу», и потому потребно первее к себе возвратиться (еже есть соединение ума с сердцем), тогда только и будет возможно «ума и сердца к Богу возношение».

Так что во время молитвы внимание должно весь мир оставить, все внешнее, вне нас сущее и внимать сердцу своему, тут его останавливать и оттуда возносить молитву ко Господу — из внешнего мира в тело, а в теле — в одном только месте — «над сердцем» должно стоять вниманию «и зреть во глубину его».

И в теле не давать вниманию переходить в разные места, особенно вниз, но только «над сердцем» стоять недвижимо, — так делая, может человек преуспевать в молитве, т. е. — входя в себя. Тогда «прививается» молитва к сердцу, переходит в сердечную, усваивается в собственность души, обращается в спасительную и блаженную привычку и потребность, делается непрестанною, соединяя молящегосяс Господом «в един дух» — «прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя».

Если же не внимать сердцу на молитве, то и помыслов остановить невозможно, все будут приставать к душе и рассеивать молитву. Так что — «сиди дома»! Внимая и молясь, заключая сознание своев сердце — Царствие — внутрь! — «се бо Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Сердце, законное убежище уму, — это дар от Господа: что можешь ты лучше придумать?!

Что есть «действо Духа»?
«Двема образы приобретается действо Духа, еже в Крещении таинственно прияхом» (преподобный Григорий Синаит, славян. «Добротолюбие», лист 113 на обороте).

Что есть «действо Духа»?
Действо Духа есть «действо благодати» в молящемся и есть сила огня духовного. Действо Духа совершается у молящегося во время умно-сердечной молитвы, когда происходит «соединение»: действа человека и действа благодати, свободы человека — с волей Божией, ума — с сердцем: человек, имея область для свободно разумного действования своего — ум, умом внимает Господу и молитве, а благодать, живущая от крещения в душе «верного», пребывает и действует в своей области, т. е. в сердце, и когда оба действа сойдутся, сливаются в одно, т. е. одновременно действует и благодать, и сам человек — каждый в своей области, что и бывает во время умно-сердечной молитвы, тогда и возгорается «действо Духа».

Таким образом, человек своими усилиями, при свободном к тому желании, внимает уму своему, отгоняя помыслы (вообще говоря — воспоминания многоразличные) и направляя ум к («безвидному») Богу, тем начинает приближаться к живущей в сердце его благодати и ощущать в себе действо ее — вот это и есть «соединение», о котором говорит преп. Григорий Синаит.

Видео (кликните для воспроизведения).

Публикуется по книге: «Афонское Добротолюбие о безмолвии и молитве».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 14. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2015.

Молитва Иисусова на афоне
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here