О молитве осипов читать

Основы: О молитве осипов читать - информация из открытых источников и священных текстов.

О ком молиться?

Газета «Дари добро 11/08-14»

Наш почётный гость – известный богослов, профессор Московской Духовной Академии, которого любят студенты, читатели и слушатели, — Алексей Ильич ОСИПОВ. Мы попросили его ответить на вопросы, которые волнуют многих верующих.

— Алексей Ильич, можно ли в православном храме молиться о некрещёных?

— Странный вопрос. О некрещёных в православной церкви молятся за каждым богослужением, когда произносят ектенью: «Еще молимся о богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея». Кто «во властех и воинстве», мы точно не знаем, но можем с уверенностью говорить, что там есть представители не только разных религий, но и атеисты и, может быть, даже сатанисты. А вспомните хотя бы послереволюционное время жестоких гонений советских властей на Церковь! Тем не менее, с амвона церковного верующие призывались и теперь призываются молиться о всех их.

Сам Господь на кресте молился о настоящих антихристах: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают»? Это разве не заповедь для христиан?!

Так что молиться за всех можно и должно и дома, и в храме.

— Традиционно считается, что за некрещёных надо молиться мученику Уару, который после своей смерти вымолил из ада некрещёных родственников почитавшей его женщины.

— Прежде всего, Церковь не знает такой традиции. Это просто народное верование. Хотя в истории и сохранилось несколько сообщений о подобных случаях. Известный русский литургист святой епископ-исповедник Афанасий (Сахаров) в отношении молитв за неправославных христиан писал: «Относительно поминовения Ваших усопших родителей. Прежде всего, я полагаю, что дети всегда обязаны молиться о своих родителях, каковы бы они ни были, хотя бы они были изверги, хулители и гонители веры. Я уверен, что св. мученица Варвара молится о своем отце, убившем ее.

Если молитва преп. Макария Египетского о язычниках доставляла им некую отраду, тем паче молитва православных детей принесет отраду неправославным родителям.

По просьбе благочестивой царицы Феодоры отцы Церкви совершали усиленные моления о ее муже, яром иконоборце и гонителе Православия Феофиле — и получили откровение, что по их молитве и по вере Феодоры Феофилу даровано прощение.

Поэтому еще Святейшим Синодом был одобрен особый чин панихиды об усопших неправославных. Он начат был печатанием в 1917 г., но не закончен. В 1934 или 1935 году митр. Сергием был разослан по епархиям составленный им чин панихиды по неправославным».

Более того, свт. Афанасий считал, что подавая помянник на панихиду, имена неправославных можно ставить среди православных, а если эти имена иностранные, то, чтобы не смущать людей, изменять их на созвучные им православные («например, вместо «Анция» — «Андрея»). «Господь, — писал он, — знающий, о ком Вы молитесь, именно тому лицу, которое Вы имели в виду, окажет милость по Вашей молитве». Однако в отношении поминовения на Проскомидии он рассудил таким образом: «Раньше и я поминал на Проскомидии неправославных, а теперь пришел к убеждению, что лучше этого не делать»1.

Так что дело не в мученике Уара и не в его храме. Церковь всегда молится о всех независимо от того, крещёные они или некрещёные, верующие или неверующие. Ибо основная истина Православия заключается в том, что Бог есть любовь. Поэтому о врагах Христос заповедует молиться. «Любите врагов ваших, добро творите ненавидящим вас, добро творите обижающим вас». И с креста Он молился о своих распинателях: «Отче, не вмени им в грех. Они не знают, что делают». И первомученик Стефан, когда его побивали камнями, молился о своих убийцах: «Господи, не поставь им это в грех».

И второе. Когда ученики Христа не пускали к нему младенцев, он вознегодовал и сказал: «Пустите ко мне детей. Таковых есть Царство Небесное». Каких «таковых»? Крещёных? Нет, тогда таинства крещения ещё не было. И более того, Он прибавил: «Если не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное». Оказывается, условием спасения является не само по себе крещение, а детская чистота души, без которой и с крещением «не войдёте в Царство Небесное».

Да и посмотрите, кто крестил апостолов? Крещение Иоанново – это вовсе не таинство Крещения. А чтобы Господь крестил своих апостолов, об этом нигде ничего не сказано. А благоразумного разбойника кто крестил? Но Христос сказал: «Сегодня же будешь со мной в Раю».

Это также нужно помнить, чтобы правильно относиться к крещению. Оно не пропуск в рай, без которого вход в него запрещен. Господь сказал: «Кто не имеет веры, осужден будет». «Веры» — то есть праведной жизни. Поэтому множество крещеных, но своей жизнью отрекающихся от Христа, погибнет, а многие некрещеные, начиная с ветхозаветных людей, праведно живя, спасутся. Нигде Господом не сказано: кто не крещён — погибнет. Зато множество раз Он подвергал осуждению фарисеев, лицемеров, книжников, законников и прочих, которых в не меньше и после пришествия Христова.

— Я тоже это пережил. Священники приводили такое суждение: поскольку умер безгрешный младенец, то он будет избавлен от адских мук, но не получит вечное блаженство в Царстве Небесном, потому что некрещёный. Его душа будет находиться где-то на периферии ада. Сердце разрывалось оттого, что в православном храме нельзя даже свечку поставить и записку подать о безгрешном младенце…

— В Послании патриархов восточно-кафолической церкви о православной вере 1723 года говорится даже, что некрещеные младенцы подлежат «вечному наказанию… и не спасаются». Так три патриарха «исправили» Самого Христа, сказавшего: «Таковых есть Царство Небесное». Вот, до чего можно дойти, следуя ложному католическому учению о т.н. первородном грехе. Отсюда, забыв святых отцов, к сожалению, и мы часто питаемся.

Это точка зрения законников, которых осудил Христос в Евангелии. Над некрещеными младенцами, как удостоенными Самим Христом Царства Небесного, конечно же, нужно совершать молитвословие, но другое, не общее покаянное, ибо они безгрешны. Уверен, что такой молитвенный чин будет в Церкви.

— Относится ли это к младенцам, убитым во время аборта; ведь они безымянные? Старица Антония предлагала крестить их задним числом, давать им имена и усиленно молиться за них. По рассказам свидетелей, в результате такой практики у них (женщин?) необыкновенно улучшались здоровье и жизнь в семье, и они считали это подтверждением правильности выбранного пути. А как Вы относитесь к советам старицы Антонии?

— К большому сожалению, у нас всё чаще можно встретить, когда пожилых верующих женщин, не имеющих никакого знания святых отцов, но берущих на себя смелость давать советы и отвечать на любые вопросы жизни, начинают называть старицами. А они от своего ума делают такие «открытия», которые прямо противоречат основным христианским истинам веры и часто приносят легковерным людям большие беды.

Читайте так же:  Молитва на поминальный обед

В данном случае, во-первых, Церковь запрещает кого-либо крестить задним числом и давать им имена. Тем более, что имя в молитве не имеет никакого значения для Бога. Он знает, о ком мы молимся.

Во-вторых, молиться нужно не за младенцев, о которых сам Господь сказал: «Таковых есть Царство Небесное», а за матерей, совершивших такой грех. Да и рассудите сами, кто за кого может молиться: они, жители Царства Божия о нас, или мы грешные о них?

В-третьих. Об уровне развития души абортированных младенцев мы ничего не знаем. Это для нас тайна. Поэтому о них нам разумнее было бы молчать, а не фантазировать и не смущать простодушных матерей, предлагая им вместо искреннего раскаяния делать (не по правилам церковным) столько-то поклонов, вычитывать такие-то молитвы, будто бы избавляющие их от греха.

— Алексей Ильич. Сейчас в Новороссии украинцы убивают русских и наоборот. Торжествует мировая закулиса, сумевшая заставить славян истреблять друг друга. А может ли быть правым делом участие в гражданской войне? Могут ли её участники спасать свои души?

— Прежде всего, я не согласен, что «украинцы убивают русских и наоборот». К сожалению, там и те, и другие убивают и своих, и других. Затем, нельзя такие вопросы ставить в столь общей форме. Это всё равно, что рассуждать: убийцы спасутся или нет? Но какие? Убийца по злобе погибнет, также согрешит и солдат на войне, если не будет убивать противника, ибо он совершит грех предательства. Сергий Преподобный послал монахов Александра и Андрея на Куликово поле конфетки давать? Кто первый вышел на бой с Челубеем?

— Александр Пересвет. Победив «непобедимого» богатыря Челубея, он необыкновенно поднял дух русских воинов, но умер от страшной раны. Потом погиб и Андрей Ослябя, успев отправить на тот свет многих татар. Но Преподобный Сергий благословил монахов на защиту Отечества. А в гражданской войне православные истребляют друг друга…

— Вот я и говорю, что в общей форме этот вопрос не имеет смысла. Попытаюсь разъяснить. Армия и каждый солдат — это только инструмент в руках власти. И война с обеих сторон ведется с ней, а не с солдатами. И убийство солдат противника есть не что иное, как одна из необходимых мер борьбы с властью противника, которая рассматривается как преступная. Поэтому такое убийство не рассматривается в Православии как грех. Преподобный Сергий Радонежский не для совершения же смертного греха отправил двух монахов на Куликовскую битву. И Тарас Бульба Гоголя, расстреляв даже собственного сына, совершил нравственный подвиг, а не убийство.

В условиях гражданской войны, защищая Отечество, ее участники должны сами по своему разуму и по своей совести определить для себя истинную власть и, соответственно, бороться против власти преступной. А Бог видит, насколько честно каждый это делает.

— Два ближайших храма, в которых я люблю молиться, построили… на деньги мусульман: церковь Николая Чудотворца в Отрадном и церковь Уара в Вёшках. Повлияет ли такая благотворительность на посмертную участь иноверцев?

— Только Господь Бог может ответить на этот вопрос. Но знаем, что «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут». И каждый человек, оказывающий милость другим, тем самым, прежде всего, оказывает пользу, самому себе. Неважно, кто он: огнепоклонник, мусульманин, христианин, буддист. Все, кто проявляет милосердие, тем самым поступают по Богу и, следовательно, соответственно расположению своего сердца получат благо от Него.

— Ещё. Мусульмане из какой-нибудь башкирской деревни, когда видят злодеяния земляка, собираются вместе, проклинают его – и он через некоторое время умирает от непонятной болезни или несчастного случая. Иудеи читают особую молитву о нехорошем политическом деятеле – и он тоже умирает. А почему в Православии нет проклятия?

— У них своя вера, они по своей совести и поступают. Церковь же никого не проклинает, ибо любовь – основной закон христиан.

— Но разве мы должны любить врагов Отечества? Мы уничтожаем их материальным оружием – почему же нельзя применять оружие духовное, например, предать анафеме тех, кто считает себя православным?

— Надо понимать, что такое проклятие. Проклятие как выражение сердца, наполненного злобою, является грехом, преступлением. И совсем другой имеет оно смысл, когда речь идет об отвержении того, что неприемлемо, что опасно с христианской точки зрения. В этом случае причиной является не злоба, а несогласие, неприятие, отторжение. То есть мы можем что-то отвергать, не имея злобы, предостерегая себя или других от зла. Этот смысл имеет анафема, или отлучение человека от Церкви. Она анафематствует, то есть объявляет, что такой-то христианин отныне не является ее членом, поскольку он разрушает основы ее веры и жизни. Но Церковь никому не желает ни зла, ни смерти.

— На Юго-Восток Украины направляют фашистские орды Порошенко, Яйценюк и другие иуды, которые продались Америке и уничтожают свой народ. В окружении сотен охранников они чувствуют себя безнаказанными. Но есть и Божий суд. Можно ли предавать анафеме таких деятелей, если они крещёные?

— Анафеме предаётся человек, который называет себя членом Церкви, но хулит ее, Христа. А анафематствовать кого-то за политическую деятельность было бы странно.

— А как нам относиться к призывам священников греко-латинской Церкви «убивать москалей, не жалея патронов»?

— Можно только сожалеть об этом. Они этим отрекаются от христианства.

— Трудно спасти свою душу воинам, которые убивают друг друга в гражданской войне. А какова посмертная участь тех, кто отказывается воевать против своего народа? Харьковские журналисты рассказали мне, что таких отказников зверски убивают головорезы «правого сектора». У ребят вырезают органы для продажи на Запад, а тела бросают в ямы и закапывают около дорог, не ставя опознавательных знаков.

А вспомните двух спецназовцев из «Беркута», которые в Львове отказались встать на колени перед сатанистами из «правого сектора» (большинство спецназовцев встали), отказались служить антинародной власти: их увели в подвал, забросали бутылками с горючей смесью и сожгли заживо. Можно ли считать таких воинов мучениками, погибшими за веру и Отечество, которые сподобились жизни вечной? Или их жертва была напрасной?

— Нет ничего напрасного перед Богом. Нет ничего случайного. Но мучеником называют только того человека, которого казнят, если он не отрекается от своей веры. Если же его убивают по другой причине, то этот термин к нему не прилагается, хотя он мог совершить и великий подвиг и, возможно, свят перед Богом. Такой в лучшем случае может быть назван страстотерпцем.

Читайте так же:  Молитва утренняя форум

— В гражданской войне есть герои, которые погибли, защищая народ, о которых будут молиться благодарные соотечественники. Хочется верить, что народные герои получат вечное блаженство в Царстве Небесном. В отличие от предателей своего народа, которые обогащаются на страданиях и смерти соотечественников.

— Да. Блаженны те, которые, как сказал Христос, отдали жизнь свою за друзей своих.

1. Собрание писем святителя Афанасия (Сахарова). М. 2001. С. 273.

О молитве осипов читать

6. Правильная молитва

Указанные мысли имеют прямое отношение к пониманию важнейшего христианского делания — молитвы. Святитель Игнатий, говоря согласно со всеми святыми, что «молитва есть мать добродетелей и дверь ко всем духовным дарам» (2; 228), настоятельно указывает на условия, при соблюдении которых только она является таковой. Несоблюдение их, оказывается, делает молитву или бесплодной, или даже средством глубокого падения подвижника. Некоторые из этих условий хорошо известны. Кто не прощает других, тот не будет прощен. «Кто молится устами, а о душе небрежет и сердца не хранит, такой человек молится воздуху, а не Богу, и всуе трудится, потому что Бог внимает уму и усердию, а не многоречию», — говорит очень почитаемый святителем Игнатием русский подвижник священноинок Дорофей. (2; 266).

Особое внимание Святитель уделяет условиям совершения молитвы Иисусовой. В силу большого значения ее для каждого христианина сделаем краткую выписку из замечательной статьи святителя Игнатия «О молитве Иисусовой. Беседа старца с учеником».

«В упражнении молитвой Иисусовой есть свое начало, своя постепенность, свой конец бесконечный. Необходимо начинать упражнение с начала, а не с середины и не с конца…

Начинают с середины те новоначальные, которые, прочитав наставление… данное отцами-безмолвниками… необдуманно принимают это наставление в руководство своей деятельности. Начинают с середины те, которые без всякого предварительного приготовления усиливаются взойти умом в сердечный храм и оттуда воссылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочие благодатные действия ее.

Должно начинать с начала, то есть совершать молитву со вниманием и благоговением, с целью покаяния, заботясь единственно о том, чтобы эти три качества постоянно соприсутствовали молитве… Особенное попечение, попечение самое тщательное должно быть принято о благоустроении нравственности сообразно учению Евангелия… Единственно на нравственности, приведенной в благоустройство евангельскими заповедями… может быть воздвигнут… невещественный храм богоугодной молитвы. Тщетен труд зиждущего на песце: на нравственности легкой, колеблющейся» (I, 225-226).

Из этой цитаты видно, насколько внимательным и благоговейно осторожным должно быть отношение к молитве Иисусовой. Она должна совершаться не как-нибудь, а правильно. В противном случае, упражнение в ней не только перестает быть молитвой, но и может погубить христианина. В одном из писем свт. Игнатий говорит, каким должен быть настрой души при молитве: «Сегодня я прочитал то изречение Великого Сисоя, которое мне всегда особенно нравилось, всегда было мне особенно по сердцу. Некоторый инок сказал ему: «Я нахожусь в непрестанном памятовании Бога». Преподобный Сисой отвечал ему: «Это не велико; велико будет то, когда ты сочтешь себя хуже всей твари». Высокое занятие, — продолжает Святитель, — непрестанное памятование Бога! Но эта высота очень опасная, когда лествица к ней не основана на прочном камне смирения» (IV, 497).

(В связи с этим следует отметить, что «признак непрестанности и самодейственности в совершении Иисусовой молитвы отнюдь не является признаком ее благодатности, потому что не гарантирует … тех плодов, которые всегда указывали на ее благодатность». «… духовная борьба, результатом и целью которой является приобретение СМИРЕНИЯ … подменяется у некоторых иной (промежуточной) целью: приобретением непрестанной и самодвижной Иисусовой молитвы, которая … не является конечной целью, а лишь одним из средств ее достижения» . [6])

О молитве осипов читать

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Игумен Никон (Воробьев)

О началах жизни

Издательство Московской Патриархии

Русской Православной Церкви

Составитель, автор предисловия и комментариев профессор МДА А.И. Осипов

Рекомендовано к публикации

Русской Православной Церкви

Никон (Воробьев), игумен

М 17 О началах жизни / Сост.: А. И. Осипов. — М.: Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2013. — c. —

Нам всегда дорога память о наших родных и близких, особенно мы отмечаем их юбилейные даты. Что касается наставников духа, то это повод еще раз вспомнить их житие, подвиги, мысли, советы, назидания. Так и теперь, когда исполняется 50 лет со дня кончины игумена Никона (Воробьева), скромного, немногим известного в лихие для верующих времена приходского батюшки, но «последнего из могикан» православной веры, сохранившего и передавшего нам самое главное в христианстве — святоотеческое наследие духовной жизни.

Значение таких людей для последующих поколений в Церкви неоценимо. Игумен Никон, преодолев долгий и трудный путь исканий Истины, ее глубоко драматического обретения, антихристианских репрессий сталинского режима, последующих тяжелых гонений на Церковь, не просто сохранил и приумножил своей подвижнической жизнью полученный талант веры, но и с любовью поделился им в своих беседах, письмах, проповедях со всеми теми, кто искал и ищет этой драгоценной Жемчужины (см.: Мф. 13: 45–46).

Предлагаемая книга представляет собой избранные мысли игумена Никона о вере и жизни в Православии. Наставления расположены по темам в алфавитном порядке, что позволяет быстро сориентироваться в содержании. Книга предназначена для широкого круга читателей.

© Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2013

© А. И. Осипов, составление, предисловие, комментарии, иллюстрации, 2013

Широкое обращение в настоящее время к вере отцов — Православию — не всегда, к сожалению, увенчивается правильным его пониманием. Очень часто под Православием подразумевают только его внешнюю сторону: богослужения, таинства, обряды, церковную дисциплину, правила и прочее, что является лишь его «одеждой», необходимыми вспомогательными средствами к усвоению Православия, но не им самим. Сущность Православия — в его назначении, его цели, которая заключается в указании человеку правильного пути к достижению Царства Божия, находящегося, по слову Христову, внутри человека, в его сердце (Лк. 17:21). Но Царство открывается лишь нищим духом и чистым сердцем (Мф. 5:3,8), а не надеющимся на свои подвиги и добрые дела.

Читайте так же:  Молитва к Киприану и иустинии

Что же такое духовная жизнь в Православии?

Ответу на данный вопрос и посвящена эта книга, куда вошли избранные места из писем, записных книжек, сохранившихся фрагментов бесед одного из замечательных подвижников нашей Церкви XX века игумена Никона (Воробьева)[1]. Если попытаться кратко выразить основную мысль этого собрания, то можно сказать следующее.

Православная, или правильная, духовная жизнь, в отличие от множества ее искажений, в своем существе скрыта от посторонних взоров, ибо она протекает в сердце человеческом. Эта жизнь приводит верующего прежде всего к видению своей личной греховности и познанию глубокой поврежденности человеческой природы. Как писал преподобный Петр Дамаскин: «Первым признаком начинающегося здравия души является видение грехов своих, бесчисленных, как песок морской». Такое видение приводит человека к познанию необходимости Спасителя, т. е. истинной вере во Христа. И по мере этого познания искренно трудящемуся христианину открываются красота и радость Царства Божия, уготованного человеку от создания мира.

Предлагаемый очерк о жизни игумена Никона и его глубоко пропитанные святоотеческим духом мысли — это еще один голос Священного Предания Церкви. В наше духовно смутное время наставления батюшки помогают лучше понять духовную жизнь и те опасности, которые в ней кроются, понять, что есть Православие.

«Я искренне всегда стремился к Богу»

Игумен Никон (в миру Николай Николаевич Воробьев) родился в 1894 году в крестьянской семье села Микшино, Бежецкого уезда, Тверской губернии. Он был вторым ребенком. Всего в семье было шестеро детей, все — мальчики[2]. В детстве Коля, кажется, ничем не отличался от своих братьев, разве только особой честностью, послушанием старшим и удивительной сердечностью, жалостью ко всем. Эти черты он сохранил на всю жизнь.

После начальной школы, которую Коля окончил блестяще, отец сумел устроить его в реальное училище в Вышнем Волочке. И здесь он сразу же обратил на себя внимание своими исключительными и разносторонними способностями. Коля обнаружил прекрасные математические дарования, был великолепным стилистом. Он не раз говорил, что ему всегда легко было писать сочинения. Это видно и по его письмам, которые он писал, как правило, сразу, без черновиков. Пел (тенором) в хоре, играл на альте, выступал в разных программах на школьных мероприятиях, прекрасно чертил и рисовал. Младшие братья рассказывали, что его рисунки еще при них висели в классах в качестве образцовых. При переходе из класса в класс он неизменно получал награду первой степени (похвальный лист и книгу).

О молитве осипов читать

6. Правильная молитва

Указанные мысли имеют прямое отношение к пониманию важнейшего христианского делания — молитвы. Святитель Игнатий, говоря согласно со всеми святыми, что «молитва есть мать добродетелей и дверь ко всем духовным дарам» (2; 228), настоятельно указывает на условия, при соблюдении которых только она является таковой. Несоблюдение их, оказывается, делает молитву или бесплодной, или даже средством глубокого падения подвижника. Некоторые из этих условий хорошо известны. Кто не прощает других, тот не будет прощен. «Кто молится устами, а о душе небрежет и сердца не хранит, такой человек молится воздуху, а не Богу, и всуе трудится, потому что Бог внимает уму и усердию, а не многоречию», — говорит очень почитаемый святителем Игнатием русский подвижник священноинок Дорофей. (2; 266).

Особое внимание Святитель уделяет условиям совершения молитвы Иисусовой. В силу большого значения ее для каждого христианина сделаем краткую выписку из замечательной статьи святителя Игнатия «О молитве Иисусовой. Беседа старца с учеником».

«В упражнении молитвой Иисусовой есть свое начало, своя постепенность, свой конец бесконечный. Необходимо начинать упражнение с начала, а не с середины и не с конца…

Начинают с середины те новоначальные, которые, прочитав наставление… данное отцами-безмолвниками… необдуманно принимают это наставление в руководство своей деятельности. Начинают с середины те, которые без всякого предварительного приготовления усиливаются взойти умом в сердечный храм и оттуда воссылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочие благодатные действия ее.

Должно начинать с начала, то есть совершать молитву со вниманием и благоговением, с целью покаяния, заботясь единственно о том, чтобы эти три качества постоянно соприсутствовали молитве… Особенное попечение, попечение самое тщательное должно быть принято о благоустроении нравственности сообразно учению Евангелия… Единственно на нравственности, приведенной в благоустройство евангельскими заповедями… может быть воздвигнут… невещественный храм богоугодной молитвы. Тщетен труд зиждущего на песце: на нравственности легкой, колеблющейся» (I, 225-226).

Из этой цитаты видно, насколько внимательным и благоговейно осторожным должно быть отношение к молитве Иисусовой. Она должна совершаться не как-нибудь, а правильно. В противном случае, упражнение в ней не только перестает быть молитвой, но и может погубить христианина. В одном из писем свт. Игнатий говорит, каким должен быть настрой души при молитве: «Сегодня я прочитал то изречение Великого Сисоя, которое мне всегда особенно нравилось, всегда было мне особенно по сердцу. Некоторый инок сказал ему: «Я нахожусь в непрестанном памятовании Бога». Преподобный Сисой отвечал ему: «Это не велико; велико будет то, когда ты сочтешь себя хуже всей твари». Высокое занятие, — продолжает Святитель, — непрестанное памятование Бога! Но эта высота очень опасная, когда лествица к ней не основана на прочном камне смирения» (IV, 497).

(В связи с этим следует отметить, что «признак непрестанности и самодейственности в совершении Иисусовой молитвы отнюдь не является признаком ее благодатности, потому что не гарантирует … тех плодов, которые всегда указывали на ее благодатность». «… духовная борьба, результатом и целью которой является приобретение СМИРЕНИЯ … подменяется у некоторых иной (промежуточной) целью: приобретением непрестанной и самодвижной Иисусовой молитвы, которая … не является конечной целью, а лишь одним из средств ее достижения» . [6])

О молитве осипов читать

6. Правильная молитва

Указанные мысли имеют прямое отношение к пониманию важнейшего христианского делания — молитвы. Святитель Игнатий, говоря согласно со всеми святыми, что «молитва есть мать добродетелей и дверь ко всем духовным дарам» (2; 228), настоятельно указывает на условия, при соблюдении которых только она является таковой. Несоблюдение их, оказывается, делает молитву или бесплодной, или даже средством глубокого падения подвижника. Некоторые из этих условий хорошо известны. Кто не прощает других, тот не будет прощен. «Кто молится устами, а о душе небрежет и сердца не хранит, такой человек молится воздуху, а не Богу, и всуе трудится, потому что Бог внимает уму и усердию, а не многоречию», — говорит очень почитаемый святителем Игнатием русский подвижник священноинок Дорофей. (2; 266).

Читайте так же:  Молитва Преподобным антонию и феодосию печерским

Особое внимание Святитель уделяет условиям совершения молитвы Иисусовой. В силу большого значения ее для каждого христианина сделаем краткую выписку из замечательной статьи святителя Игнатия «О молитве Иисусовой. Беседа старца с учеником».

«В упражнении молитвой Иисусовой есть свое начало, своя постепенность, свой конец бесконечный. Необходимо начинать упражнение с начала, а не с середины и не с конца…

Начинают с середины те новоначальные, которые, прочитав наставление… данное отцами-безмолвниками… необдуманно принимают это наставление в руководство своей деятельности. Начинают с середины те, которые без всякого предварительного приготовления усиливаются взойти умом в сердечный храм и оттуда воссылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочие благодатные действия ее.

Должно начинать с начала, то есть совершать молитву со вниманием и благоговением, с целью покаяния, заботясь единственно о том, чтобы эти три качества постоянно соприсутствовали молитве… Особенное попечение, попечение самое тщательное должно быть принято о благоустроении нравственности сообразно учению Евангелия… Единственно на нравственности, приведенной в благоустройство евангельскими заповедями… может быть воздвигнут… невещественный храм богоугодной молитвы. Тщетен труд зиждущего на песце: на нравственности легкой, колеблющейся» (I, 225-226).

Из этой цитаты видно, насколько внимательным и благоговейно осторожным должно быть отношение к молитве Иисусовой. Она должна совершаться не как-нибудь, а правильно. В противном случае, упражнение в ней не только перестает быть молитвой, но и может погубить христианина. В одном из писем свт. Игнатий говорит, каким должен быть настрой души при молитве: «Сегодня я прочитал то изречение Великого Сисоя, которое мне всегда особенно нравилось, всегда было мне особенно по сердцу. Некоторый инок сказал ему: «Я нахожусь в непрестанном памятовании Бога». Преподобный Сисой отвечал ему: «Это не велико; велико будет то, когда ты сочтешь себя хуже всей твари». Высокое занятие, — продолжает Святитель, — непрестанное памятование Бога! Но эта высота очень опасная, когда лествица к ней не основана на прочном камне смирения» (IV, 497).

(В связи с этим следует отметить, что «признак непрестанности и самодейственности в совершении Иисусовой молитвы отнюдь не является признаком ее благодатности, потому что не гарантирует … тех плодов, которые всегда указывали на ее благодатность». «… духовная борьба, результатом и целью которой является приобретение СМИРЕНИЯ … подменяется у некоторых иной (промежуточной) целью: приобретением непрестанной и самодвижной Иисусовой молитвы, которая … не является конечной целью, а лишь одним из средств ее достижения» . [6])

Умное делание. О молитве Иисусовой

«Сладостна бывающая в сердце чистая и

постоянная память об Иисусе и происходящее

от нее неизреченное просвещение».

Учение старца Паисия об Иисусовой молитве, как и его учение о монашестве, тесно связано с учением об этом предмете его учителя и друга схимонаха Василия. Поэтому мы сначала вкратце передадим учение об Иисусовой молитве старца Василия, изложенное им в предисловиях на книги святого Григория Синаита, блаженного Филофея Синайского и блаженного Исихия Иерусалимского.

Также и святой Симеон Солунский заповедует и советует и архиереям, и священникам, и монахам, и мирянам на всякое время и на всякий час произносить эту священную молитву и как бы дышать ею, ибо нет более крепкого оружия ни на земле, ни на небе, говорит он вместе со святым апостолом, как имя Иисуса Христа. Знай и то, добрый труженик этого священного делания, что не только в пустыне или в уединенном отшельничестве были учители и многочисленные делатели этого священнодействия, но и в самых великих лаврах и даже в городах. Например, святейший патриарх Фотий, возведенный на патриаршество из сенаторского звания и не будучи монахом, уже на своем высоком посту обучился умному деланию и до такой степени преуспел в нем, что по словам святого Симеона Солунского лицо его сияло благодатию Святого Духа как у второго Моисея. По словам того же святого Симеона, патриарх Фотий написал и замечательную книгу об умном делании. Он же говорит, что и святой Иоанн Златоуст, и святые Игнатий и Каллист, будучи патриархами того же Царьграда, написали свои книги об этом внутреннем делании.

И, таким образом, со многим рассмотрением Священного Писания и, пользуясь советом искусных, во смирении обучаться этому деланию. Святые отцы, которые учат одними заповедями Христовыми побеждать страсти и очищать сердце от злых помыслов, указывают подвижникам иметь два крепчайших оружия – страх Божий и память вездеприсутствия Божия, по сказанному: «страхом Господним всяк уклоняется от зла», и: «предзрех Господа предо мною выну, да не подвижуся», предлагают кроме того иметь память смерти и геенны и еще чтение святых писаний. Все это хорошо для хороших и благоговейных мужей; у нечувственных же и окамененных, хотя бы и сама геенна или сам Бог видимым образом открылись, никакого не явится от этого страха. При том же и сам ум в новоначальных монахах скоро притупляется к памяти таковых вещей и бежит от них, как пчела от курения дыма. Но хотя указанная память и бывает добра и полезна в час брани, духовнейшие и искуснейшие отцы сверх этого добра указали и еще большее и несравненное добро, могущее помогать даже и весьма слабым.

Умная молитва сопровождается различными телесными ощущениями, среди которых нужно отличать правильные от неправильных, благодатные от естественных и от происходящих от прелести. Ужаса и удивления достойно, говорит старец Василий, как некоторые, зная Священное Писание, не вникают в него. Другие же, и, не зная и не спрашивая опытных, осмеливаются, полагаясь на собственный разум, приступать к умному вниманию и при этом говорят, что внимание и молитву нужно совершать в желательной области: это, говорят они, есть область чрева и сердца. Такова первая и самопроизвольная прелесть: не только молитвы и внимания не следует совершать в этой области, но и самую ту теплоту, которая происходит в час молитвы из похотной области в сердце, ни в каком случае не нужно принимать.

По слову святого Григория Синаита нужен не малый труд, чтобы ясно постигнуть и сохранить себя в чистоте от того, что противно благодати, ибо диавол имеет обыкновение показывать новоначальным свою прелесть под видом истины, представляя им зло, как нечто духовное, показывая мечтательно одно вместо другого по своему произволу, вместо теплоты, возбуждая свое жжение, и вместо веселия, доставляя бессмысленную радость и чувственную сладость. Впрочем, делателю умной молитвы полезно знать и то, что жжение или теплота иногда поднимается от чресл к сердцу и сама собою, естественным образом, если не сопровождается блудными помыслами. И это, по словам святейшего патриарха Каллиста, происходит не от прелести, но от естества. Если же кто-нибудь посчитает эту естественную теплоту за благодатную, то это уже будет, несомненно, прелесть. Поэтому подвизающийся должен не останавливать на ней своего внимания, но отгонять ее. Иногда же диавол, соединивши свое жжение с нашею похотью, увлекает ум в блудные помыслы. И это есть несомненная прелесть. Если же тело все разогревается, а ум остается чистым и бесстрастным, и как бы прикрепленным и погруженным в глубине сердца, начиная и оканчивая молитву в сердце, это есть, несомненно, от благодати, а не от прелести.

Читайте так же:  Молитва о скором возвращении мужа

Ознакомившись с учением об умной молитве старца Василия, обратимся теперь к учению о том же предмете старца Паисия (Величковского). Как было уже сказано, старец Паисий вынужден был выступить со своим сочинением ради предостережения своих братий от распространившихся в то время нападок на умную молитву, хотя и сознавал, что поставленная им себе задача превосходит силу его разумения.

Видите, други, что по свидетельству непреоборимого столпа православия существует и иная, кроме произносимой устами, тайная, невидимая, безгласная, из глубины сердца возносимая к Богу молитва, которую, как жертву чистую, как аромат благоухания духовного, принимает Господь, радуется ей и веселится, видя ум, который наиболее должен быть посвящен Богу, соединяемым с Ним молитвою. Зачем же вы на эту молитву вооружили хулою свой язык, понося, злословя, ненавидя, издеваясь, отвергая и отвращаясь ее, как самой скверной вещи и, вкратце сказать, даже не желая слышать о ней? Ужас и трепет схватывают меня при виде такого безумного вашего начинания! Но я и еще спрошу вас: не за то ли вы хулите эту спасительнейшую молитву, что, может быть, вам случилось видеть или вы слышали, что кто-нибудь из делателей этой молитвы повредился умом или принял за истину какой-либо обман, или потерпел какой-либо душевный вред, и вам подумалось, что причиною всего этого была умная молитва? Но нет! нет! Священная умная молитва, действуемая благодатию Божией, очищает человека от всех страстей, побуждает его к усерднейшему хранению заповедей Божиих и сохраняет его невредимым от всех стрел вражиих и прелести.

Если же кто осмелится проходить эту молитву самочинно, не по силе учения святых отцов, без вопрошения и совета искусных, будучи к тому же надменен, страстен и немощен, живя без послушания и повиновения, да еще и проводя уединенное и пустынное житие, которого и следа за свое самочиние не достоин видеть, такой воистину, и я утверждаю, легко впадает во все сети и прелести диавола. Что же? Неужели эта молитва является причиною прелести! Да не будет! Если же вы за это порочите умную молитву, то вы должны порочить и нож, если бы какому-нибудь малому ребенку случилось, играя этим ножом, по неразумию своему причинить себе рану. Тогда нужно и воинам запретить носить меч воинский, если бы случилось какому-нибудь безумному воину заколоть себя мечом. Но как ни нож, ни меч нельзя считать виновниками причиняемого ими вреда, так и меч духовный, священная и умная молитва неповинна ни в чем дурном; виновны же самочиние и гордость самочинников, вследствие которых они впадают в бесовскую прелесть и подвергаются всякому душевному вреду.

А если бы где-нибудь умный подвиг молитвы в писаниях святых отцов и назывался зрением, то это лишь по просторечию, подобно тому как и ум, будучи оком души, называется зрением. Когда же при помощи Божией вышеуказанным подвигом, особенно же глубочайшим смирением очистит человек свою душу и сердце от скверных душевных и телесных страстей, тогда благодать Божия, общая мать всех, взявши очищенный ею ум, как младенца, за руку, возводит его как бы по ступеням на упомянутые духовные видения, открывая уму, по мере его очищения, неизреченные и непостижимые уму божественные тайны и это по справедливости называется истинное духовное видение: это есть зрительная или, по святому Исааку, чистая молитва, от нее же ужас и видение. Но войти в эти видения невозможно никому самовластно, произвольным подвигом, если не посетит его Бог и не введет в них Своею благодатию. Если же кто дерзнет восходить на таковые видения помимо света благодати Божией, тот, по святому Григорию Синаиту, пусть знает, что он воображает мечтания, а не видения, будучи прельщаем мечтательным духом.

Из этих слов святого Григория Паламы видно, что Пресвятая Дева, пребывая во святая святых, взошла умною молитвою на крайнюю высоту боговидения и сама собою явила пример осмотрительного по внутреннему человеку жительства – отречением от мира во имя мира, священным безмолвием ума, мысленным молчанием к непрестанной божественной молитве и вниманию ума сосредоточением и восхождением через деяние к боговидению, дабы, взирая на нее, отрекшиеся от мира усердно подвизались в указанных умных трудах и потах, стараясь по мере сил Ее молитвами быть Ее подражателями. И кто может достойным образом восхвалить божественную умную, молитву, делательницей которой была сама Божия Матерь, наставляемая руководительством Святого Духа!

Кто же, видя, как эта священнейшая молитва приводит подвижника к такому небесному сокровищу различных добродетелей, не воспламенится ревностью Божией ко всегдашнему деланию этой молитвы, чтобы ею всегда сберегать в душе и сердце всесладчайшего Иисуса и непрестанно поминать в себе Его вседражайшее имя, неизреченно воспламеняясь ею любить Его. Только тот не почувствует горячего желания приступить к этому мысленному деланию мысленной молитвы, кто охвачен пристрастием помыслов к житейскому, связан узами попечений о теле, отводящими и отдаляющими многих от Царствия Божия, внутри нас сущего, кто самим делом и опытом не вкусил душевною гортанью неизреченной божественной сладости этого всеполезнейшего делания, кто не уразумел, какую сокровенную духовную пользу заключает внутри себя эта вещь. Хотящие же быть соединенными любовью со сладчайшим Иисусом, оплевав все красоты мира сего и все наслаждения его, и покой телесный, не захотят иметь в жизни этой ничего иного, как только постоянно упражняться в райском делании этой молитвы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

На этом кончается послание старца Паисия об умной Иисусовой молитве.

О молитве осипов читать
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here